22. 03. 06
posted by: Андрей Бабин
Просмотров: 273

Агрессия? Вторжение? Нет, всё гораздо серьёзнее

Кажется, у нас мало кто понимает, что сейчас на самом деле происходит на Украине. Конечно, мое, простого обывателя, суждение по этому поводу не имеет никакого веса. Но всё-таки осмелюсь поделиться.

Лицемерие, двойные стандарты – это, говорят, неизбежные спутники политики. (Хотя иногда кажется, что даже в политике должны быть этому какие-то границы; но, по всей видимости, границ нет.)

В эти дни выяснилось, что лицемерие и двойные стандарты свойственны и многим обычным людям, хотя они, в отличие от политиков, ничем не связаны, никому ничем не обязаны.

Многие свое отношение к событиям выражают публично. И очень эмоционально.

Циничная избирательность

Одна молодая женщина, режиссер-кинодокументалист, «русская по культурному коду», как она отрекомендовалась, кажется, и вовсе в состоянии душевного надрыва обнародовала свои переживания. Ей очень стыдно. В небольшом тексте это слово встречается 11 раз. Начиная с признания, сделанного уже в заголовке: «Мне стыдно писать по-русски». Но всё-таки, превозмогая стыд, дописала до конца то, что хотела.

В связи со специальной военной операцией России на Украине (конечно, такой формулировки в тексте нет) автору теперь стыдно практически за всё, что связано с Россией и с русским. И за всё она теперь кается. Начиная с депортаций и подавления Советским Союзом «пражской весны» в 1968 году. И, конечно, за сегодняшние действия России на Украине, а также за то, что в России задерживают участников протестов против этих действий. Она уверена, что в далёком будущем каяться будут и её внуки за то, что Россия делает сейчас на Украине.

Да много в эти дни можно было встретить подобных публичных откровений.

«Я всю ночь рыдала».

«В этот день для меня все перевернулось».

«Как мне теперь с этим жить? Прекратите!!!!»

И так далее, и тому подобное. Не говоря уже о многотысячном  митинге с требованием «Нет войне!»

«Нет» той самой войне, которая в Донецкой и Луганской областях шла уже восемь лет.

Рыдали ли эти люди ночами в 2014-2015 годах, когда подвергались жесточайшим обстрелам украинской армии посёлки и города украинского же Донбасса? Переворачивалось ли у них тогда что-то внутри? Задавались вопросом, как теперь им с этим жить?  

Не попадалось таких публично озвученных переживаний. Не было и митингов с плакатами «Нет войне!»

Только сейчас, когда события обрели такой неожиданный для всех оборот, и в глазах зарябило от жёлто-голубых сочетаний повсюду, вдруг выяснилось, как много у нас, оказывается, противников войны.

Причина такой циничной избирательности, конечно, всем понятна. Жители Донбасса, образовавшие Донецкую и Луганскую народные республики, не приняли власть, порождённую Майданом, и порядки, которые она стала навязывать. А значит, не заслужили сострадания и защиты со стороны цивилизованного Запада, поскольку он, Запад, поддержал новую киевскую власть.

Письмо Ване

Лето 2014 года было особенно страшным. И следующий год тоже. Да и потом почти семь лет продолжались обстрелы с разной степенью остервенения. Знаю об этом и от своих донецких родственников. Один из них, мирный школьный учитель и директор, однажды чудом остался жив, попав под обстрел рядом со своей школой. Со школой рядом, не с какой-то боевой позицией.

Впрочем, это мелкий штрих на фоне того, что пережили за эти годы тысячи жителей Донецкой и Луганской народных республик, и того горя, которое на их долю выпало.

...2 июля 2014 года мощному удару украинской авиации (!) подверглось село Кондрашовка Луганской области, где позиций ополченцев не было и близко. Среди погибших жителей села был и Ваня, которому накануне исполнилось 5 лет. Ему как раз купили букварь, чтобы уже начинал учиться читать. Но не довелось Ване позаниматься с этим букварём, потому что был убит осколками украинского снаряда.

Ваня мне не родственник и не знакомый. Но почему-то не могу его забыть, постоянно вспоминаю вот уже почти восемь лет. Почему – не знаю, не могу объяснить.

О гибели Вани сообщили на следующий день в новостях по российскому телевидению. Да, да, по тому самому рупору путинской пропаганды, который сейчас в Эстонии закрыли. Ведь сообщения об убитых детях, если они по каким-то политическим причинам не заслуживают сочувствия Запада, – это и есть путинская пропаганда. Не так ли? Мы должны смотреть, слушать и читать только те источники, где говорят, что Путин – злодей. И ни о чём не думать.

Ночь после того, как я узнал о гибели Вани, была бессонной. Мальчик ещё не был предан земле и, наверное, лежал где-то в маленьком гробике. Ангелочек пяти лет от роду, который не сделал никому ничего плохого, но был убит теми, кто на самом деле должен его защищать.

В ту ночь, на 4 июля 2014 года, я написал Ване такое письмо:

«Дорогой Ваня, сейчас ночь, но не до сна. Я думаю о тебе. До сегодняшнего вечера мы не были с тобой знакомы. Я узнал о тебе из выпуска новостей по телевизору. Там сказали, что сегодня убили семерых жителей Кондрашовки, и тебя, малыш, тоже. Без подробностей, но я будто наяву увидел, как железные острые осколки вонзились в тебя, когда смертоносные снаряды обрушились на твоё село.

Коротко сказали по телевизору о твоей гибели, среди прочих сообщений, им же надо много новостей передать в отведённое время. Так что почти ничего о тебе я не знаю. Но знаю главное: жил в Кондрашовке мальчик Ваня, которого убили.

Показали рыдающую женщину – это твоя мама? Она сказала лишь, что тебе вчера исполнилось пять лет. Моему внуку Егору столько же. Вы могли бы быть друзьями.

Правда, так уж сложилось, живём мы далеко от твоего села и от Луганской области. Не на Украине, не в России. Где? Да это неважно. А важно то, что мы с тобой оба русские люди, и значит, границы и расстояния не имеют никакого значения. Только вот от того, что оба мы русские, боль моя еще нестерпимее.

Извини, я не представился – меня зовут Андрей Иванович. Имя моего отца, значит, такое же, как у тебя. Мы русские.

Ты не понимаешь, за что тебя убили... Ведь ничего плохого ты не сделал тем дядям, которые бомбили твоё село, и тем, которые приказали им бомбить. Ваня, я хоть намного старше тебя, но тоже этого не понимаю.

Ты думаешь, смертоносные снаряды обрушили на Кондрашовку, на тебя и твоих односельчан лютые враги, прилетевшие из далёких краёв? Нет, Ваня, эти люди живут совсем недалеко от твоего родного села. 

Самого главного дядю, который приказал бомбить, а значит, и убить тебя, тоже зовут русским именем – Петр Алексеевич. Он самый главный сейчас на всей Украине. Возможно, кого-то из твоих друзей зовут так же, как и его, – Петей.

Так вот, этот Петр Алексеевич часто любит произносить, как заклинание, слово «целостность». В смысле – целостность Украины. Ты и слова-то такого не слышал, да?

Но для Петра Алексеевича и тех, кто за ним стоит, эта самая целостность важнее всего на свете. Даже, получается, дороже твоей жизни.

На самом деле, конечно, все эти целостности не стоят твоей жизни. Она неизмеримо ценнее. Всё то, чего добиваются эти дяди, не стоит и слезинки на твоей щеке, как сказал бы великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский, окажись он среди нас.

Нестерпимо больно, Ваня, ещё и потому, что сохранить твою жизнь ведь было так легко. Достаточно было ужаснуться при первых же разрушениях, первых жертвах тем, кто их допустил: «Господи, что же мы творим?! Это же наша земля! На ней живут наши дети!»

Почему этого не случилось? Я нахожу только одно объяснение – людей охватило массовое безумие. Так же, я знаю, считают все другие люди – люди доброй воли, их намного больше.

Ты скажешь: «Но если вас так много, почему вы не остановили моих убийц? Ведь я, маленький мальчик, не сделал никому ничего плохого, и я так хотел жить!»

Не знаю, Ваня, у меня нет ответа на этот вопрос.  Есть только горькое чувство бесконечной вины перед тобой.

По телевизору сказали, что похоронят тебя на сельском кладбище уже завтра. Не успеть... Но я обязательно приеду в Кондрашовку и найду тебя, чтобы сказать: «Прости меня, Ваня».

По телевизору фамилию мальчика не называли. Узнал позже, когда в Донецке воздвигли мемориал «Аллея ангелов» – в память о детях Донбасса, убитых украинской армией. На траурной плите – 66 имен и фамилий детей, возраст (на сегодня этот трагический список намного длиннее). Имя Ваня у двух мальчиков. Одному 6 лет, другому 5. Фамилия второго – Нестерук. Значит, тот самый...

В том же июле 2014 года я написал статью для газеты, в которой осудил правительство Украины, ведущее войну с собственным народом. И угодил за неё в украинский чёрный список.

Неловко упоминать этот мелкий эпизод, зная, что делали на Украине с теми, кто осмеливался возражать против «генерального курса», провозглашённого толпой гопников на площади. Просто сам факт, что за неугодное новым киевским властям мнение, обнародованное даже в Европейском союзе, можно попасть под раздачу (а таких фигурантов в том списке было несколько, в том числе ещё одна журналистка из Эстонии) уже свидетельствовал о том, куда движется Украина.

Так больше не будет

24  февраля всё изменилось кардинально. Россия начала специальную военную операцию, причины и цели которой были обозначены в двух выступлениях президента РФ накануне. Причины: исчерпаны все возможности договориться по-хорошему; озабоченности России откровенно игнорируются; невозможно бесконечно ждать, когда украинская сторона хотя бы начнет  выполнять Минские соглашения, ею же давно подписанные с целью мирного урегулирования конфликта на востоке Украины. В то время, как обстрелы донбасских республик не прекращаются.

Отсюда цель: демилитаризация и денацификация Украины. То есть, проще говоря, превращение ее в нормальное, безопасное для России и для собственных жителей государство. Отдельно и не раз подчёркнуто, что цели оккупации Украины у России нет.

Но кто будет прислушиваться к выступлениям Путина, давно уже объявленного агрессором и захватчиком, исчадием ада, который каждый день только и думает, на кого бы напасть и оккупировать...   

Наверное, можно и проще сказать о том, что произошло 24 февраля. Украинская власть, видимо, была уверена, что, прячась за спину хозяина и подстрекаемая им, может бесконечно плевать в лицо России и вытирать об неё ноги. Так думали и все, кто поддерживает киевскую власть.

И вдруг Россия показала: нет, так больше не будет, пора и честь знать.

Сразу поднялся вой негодования: «Агрессия! Вторжение! Нападение на суверенную страну!»

Оно и понятно. Ведь в мире есть только одно государство, США, которое имеет право делать всё, что ему заблагорассудится, даже за тысячи километров от своих границ. Только США имеют право перемалывать целые страны в своих каких-то интересах. И перемалывали много раз, в известных случаях не брезгуя банальным обманом общественности для оправдания агрессии.

Но ведь это США, им всё можно. А тут вдруг какая-то Россия заявила о своих интересах. Как посмела?!

Конечно, я никакой не политолог, не эксперт, тем более не провидец. Простой обыватель. Но что-то подсказывает: те, кто кричат сейчас об «агрессии» и «вторжении» России, не догадываются, что на самом деле всё серьёзнее. Что идущая специальная военная операция – это начало переформатирования привычного миропорядка, в основе которого до сих пор было тотальное и бесцеремонное доминирование одного государства. А теперь будет иначе, более справедливо и по-человечески.

Может быть, это, по большому счёту, прощание России с деградирующим Западом. Тот массовый антироссийский и антирусский психоз, который сейчас наблюдается, эти припадки истерики – лишнее свидетельство деградации «цивилизованного» Запада.

Будущее покажет. А пока – вал проклятий в адрес Путина, назначенного самым чудовищным злодеем планеты Земля.

Я же проклинаю тех, кто изувечил прекрасную страну Украину после обретения ею независимости. Те, кто убил тысячи ни в чём не повинных людей. Среди них и Ваню из села Кондрашовки, мальчика пяти лет от роду...