22. 05. 16
posted by: Андрей Бабин
Просмотров: 267

О праве на свободу убеждений на фоне одного увольнения

На днях нам попалась на глаза заметка под заголовком «Яна Тоом помогает уволенной за поддержку спецоперации на Украине Елене Федоровой». Автор – Маргарита Корнышева, советник бюро депутата  Европарламента Яны Тоом.

Из публикации мы узнали, что Елена Федорова 3 марта была уволена из Karell Kiirabi AS (частная организация, оказывающая услуги скорой медицинской помощи) «за разжигание вражды и поддержку военной агрессии». (Чьей агрессии, уже даже не считают нужным уточнять.) На эту тему Елена Федорова сделала какую-то запись в социальной сети Фейсбук.

Работодатель считает, что тем самым работница обманула его доверие, а также подорвала доверие к Karell Kiirabi в целом. И поэтому уволена.

Злополучный текст Елены Федоровой не цитируется. Таким образом, мы лишены возможности составить собственное заключение о том, действительно ли он разжигает вражду и поддерживает военную агрессию. По той же причине мы не можем согласиться или не согласиться с работодателем, который утверждает, что мнение его теперь уже бывшей работницы сформулировано «в весьма агрессивной форме». Нам просто предлагают принять это утверждение как факт.

Усматриваем в этом некоторое неуважение к нам, читателям. Впрочем, это так, к слову, не об этом речь.

Вон с предприятия!

Елена Федорова уволена в соответствии с параграфом 88 Закона о трудовом договоре, который дает право работодателю расторгнуть договор с работником «в чрезвычайном порядке по причине, обусловленной работником».

Эти причины могут быть как уважительные (например, работник не справляется со своими обязанностями по состоянию здоровья), так и неуважительные (не справляется в связи с низкой квалификацией, игнорирует распоряжения работодателя, находится на рабочем месте в пьяном виде и т. д.).

По всем этим пунктам претензий к Елене Федоровой, работающей в Karell Kiirabi с 2013 года, как мы поняли, у начальства нет. Более того, в прошлом году она была удостоена награды как «эффективный работник года».

Но вот  5-я часть 1-й статьи 88-го параграфа: «Совершил кражу, обман или иное деяние, что стало причиной утраты доверия к нему со стороны работодателя».

Иное деяние! Какой  замечательный подарок работодателю от законодателя! Ведь под «иное деяние» можно подогнать что угодно, если надо уволить неугодного работника. Например, высказанное им мнение (неважно, что в свободное от работы время и к предприятию не имеющее отношения), которое начальнику не понравилось.

Именно на основании 5-й части 1-й статьи 88-го параграфа Закона о трудовом договоре уволена Елена Федорова. Таким образом, этот работодатель косвенно дал понять, что высказанное работницей мнение, которое ему не понравилось, – то же самое, как если бы она совершила кражу на рабочем месте. Одинаково отвратительные для него поступки. В том и в другом случае  доверие к такому работнику утрачивается моментально. В том и в другом случае – вон с предприятия!

Елене Федоровой вменяется в вину и 6-я часть: «Вызвал недоверие третьего лица к работодателю».

Что это за лицо, утратившее доверие к добросовестно работающей более двадцати лет организации Karell Kiirabi из-за того, что одна из сотрудниц высказалась в соцсети в поддержку спецоперации РФ на Украине, не сообщают. Возможно, оно будет названо на предстоящем суде. Может, это таинственное пока третье лицо даже расскажет на заседании, как одна реплика в Фейсбуке на тему украинских событий сразу подорвала у него доверие ко всей этой уважаемой эстонской организации.

Один истец, два юриста

Да, будет суд. Дело в том, что Елена Федорова решила обжаловать свое увольнение в судебном порядке. Помощь депутата Европарламента Яны Тоом заключается в том, что истцу обеспечена юридическая поддержка в лице аж двух юристов.

Такое сложное дело? Наоборот, гораздо проще, чем мы предполагали. Точнее, оно просто другое, совсем не то, о чем мы подумали, исходя из заголовка упомянутой публикации.  

Оказывается, причину увольнения – неугодное работодателю мнение работницы в поддержку спецоперации РФ на Украине –  даже не собираются оспаривать. Хотя в короткой заметке несколько раз, начиная с заголовка, настойчиво сообщают, за что конкретно уволена работница, представляющие ее интересы юристы не менее настойчиво подчеркивают, что предметом судебного иска является лишь процедура увольнения. Дескать, человека уволили со дня, а надо было, согласно трудовому законодательству, сначала вынести предупреждение, побеседовать, дать шанс вернуть доверие работодателя. А это не было сделано.

По всей видимости, юристы попытаются доказать в суде, что даже если работница уволена «в чрезвычайном порядке», все равно надо было начать с предупреждения. Особенно учитывая характер «проступка» данной работницы. Только это будут доказывать, убеждать в необходимости соблюдать букву и учитывать дух трудового законодательства. Ничего другого.

Настаивать на праве человека высказывать личное мнение по любому вопросу, в том числе по теме украинских событий,  призывать к уважению этого права со стороны, в том числе, и работодателя этого человека – нет, не будут. Увы.

Мы разочарованы

Конечно, это замечательно, что бюро депутата Европарламента Яны Тоом оказывает юридические услуги людям. Мы искренне желаем Елене Федоровой с помощью юристов добиться в суде того, чего она хочет. Но... Публикация под броским заголовком «Яна Тоом помогает...» была бы более весомой, если бы речь в ней шла о том, как она помогает, например, отстаивать конституционное право человека на свободу мнений и убеждений. А не только на корректное увольнение работодателем, хотя, безусловно, и это важно.

Короче говоря, мы разочарованы. Разочарованы тем, что Яна Тоом, привлеченные ею юристы и их клиентка по неизвестной нам причине отказались от возможности инициировать весьма интересную, на наш взгляд, и особенно злободневную в эти дни правовую дискуссию в формате судебного процесса на предмет законности увольнения человека за высказанное мнение. Центральный вопрос в этой дискуссии, как нам представляется, мог быть сформулирован примерно так: как соотносятся право работодателя уволить работника за утрату доверия к нему в связи с высказанным этим работником мнением и Конституция ЭР, гарантирующая каждому человеку право на свободу мнений и убеждений (ст. 41)?

Ведь действительно интересно было бы узнать заключение высокого суда по данному вопросу. Да и полезным в практическом плане был бы такой судебный прецедент. Яна Тоом сама же говорит (все в той же публикации), что количество обращений за юридической помощью в связи со сложностями на работе и в учебных заведениях из-за «позиции по Украине» возросло скачкообразно.

Но, к сожалению, такого заключения суда пока не будет. Потому что нет заявки на него. Хотя возможность такая была. Но вместо этого будет самый обычный суд, который должен всего лишь установить, допустил или нет работодатель какие-либо нарушения трудового законодательства при увольнении работника.

О том, что намерения отстаивать право человека на свободу мнений и убеждений в данном деле, похоже, не было изначально, свидетельствует комментарий Яны Тоом, приведенный в той же  публикации под названием «Яна Тоом помогает...»

Она говорит: «В демократическом государстве недопустимо без предупреждения увольнять людей за то, какую позицию они занимают, даже если эта позиция работодателю категорически не нравится».

Хорошо, а с предупреждением, с соблюдением всех формальностей, предписанных трудовым законодательством, в демократическом государстве допустимо увольнять людей за позицию? Таким вопросом депутат Европарламента Яна Тоом не задается. Очевидно, считает, что да, допустимо.

А мы, например, считаем – нет, недопустимо. Мы убеждены, что в демократическом государстве каждый имеет равное право как осуждать действия РФ на Украине (если в данном случае об этом  речь), так и заявлять открыто, не опасаясь последствий для себя, что с пониманием относится к причинам и целям этих действий.  (Настаиваем на такой формулировке, а навязываемые сверху определения типа «одобрение агрессии России против свободной Украины и украинского народа» категорически не приемлем.)  Мы уверены, что эти люди являются не меньшими патриотами Эстонии, чем те, кто осуждает Россию и поддеживает Украину.

Следует иметь в виду, что понимание это у многих сформировалось не под влиянием «кремлевской пропаганды», а на основании чтения аналитики (которой достаточно много в открытом доступе, нормальной, спокойной, независимой аналитики), разнообразных источников информации и собственных умозаключений.

Или нет, в Эстонии разрешено и желательно только осуждать Россию?

Вот тут и нужен был бы вердикт суда по соответствующему делу – вердикт третьей власти в государстве. Независимой, согласно Конституции, от первых двух, которые считают возможным иногда навязывать обществу «единственно правильную» установку по некоторым вопросам.