18. 04. 22
posted by: Андрей Бабин
Просмотров: 832

«Красная стрела» против скуки и глупости

Прошедшие с огромным успехом два концерта песен советской эстрады «Красная стрела» показали всю убогость критики, которой подверглись организаторы сразу после того, как была обнародована идея проекта.

Почти три часа с антрактом, двадцать шесть шлягеров советской песенной классики – от «Подмосковных вечеров» и «Травы у дома» до «Лаванды» и «Миллиона алых роз» – в исполнении в основном учеников гимназии Густава Адольфа, а также двух учащихся гимназии Мустйыэ и трех взрослых певцов; бесподобный эстрадный оркестр той же гимназии Густава Адольфа; овации заполненного до отказа зала, в котором эстонцев и русских, навскидку, было примерно пополам; цветы исполнителям и в финале песня на «бис» – вот каким на поверку оказался проект «Красная стрела», организаторов которого часть нашей патриотической общественности заклеймила позором еще задолго до первого концерта.

Критиков проекта там, конечно, не было. Ведь негодование у них вызвал сам факт концертов с советским репертуаром, афиша в красных тонах с советской символикой, дата первого концерта – 10 марта, то есть практически в годовщину бомбардировки Таллинна. И особенно то, что проект анонсировался как подарок эстонскому народу в честь юбилея ЭР. Дескать, это надо же набраться такой наглости!

Впрочем, такая реакция была вполне ожидаемой. Ведь негативное отношение к советскому периоду в целом – фактически официальная позиция нашего государства. Вот некоторые патриоты и посчитали своим долгом напомнить об этом тому гражданину, который вдруг захотел всем показать, что не все советское было таким уж страшным и ужасным. Что в тот период, в частности, создавались красивые песни, которые пели на русском языке и эстонские певцы. Гражданин этот – Хендрик Агур, директор гимназии Густава Адольфа.

Пикантности ситуации добавляет то обстоятельство, что Агур состоит в рядах партии IRL, идеология которой известна всем – защита всего эстонского, самого эстонского духа. Однако сам он, в отличие от многих своих сограждан и товарищей по партии, противоречий между партийной идеологией и своим проектом не видит: защита всего эстонского вовсе не обязательно должна сопровождаться очернением всего советского.

Несмотря на град критических стрел в свой адрес, Хендрик Агур свою единственную «Красную стрелу» зачехлять не собирался. Продолжал убеждать, что эта сугубо мирная «стрела» никому вреда не причинит, скорее наоборот. Разве что слегка уколет некоторых скучных и чересчур серьезных людей.

Тех, кто лично знает Хендрика Агура, наверное, не удивило то, что именно он выступил с идеей проекта «Красная стрела». Мне довелось с ним общаться один раз несколько лет назад при подготовке газетной заметки о гимназии Густава Адольфа. Даже непродолжительной беседы тогда хватило для того, чтобы убедиться, что директор – человек кипучей энергии и большой выдумщик. Будучи любителем спорта, организовал семейные спортивные дни. Будучи любителем музыки, основал духовой оркестр. Будучи любителем авиации, катал учительниц на личном самолете.

Портрет нетипичного школьного директора дополнит и такой штрих: его фамилию можно было видеть в стартовом протоколе Таллиннского марафона, среди участников забега на 42 км.

Так что со своей бьющей через край энергией Хендрик Агур не мог ограничиться в своем проекте ролью только организатора: заменив в оркестре одного школьника-музыканта, директор часть программы наяривал на гитаре лично.

Концерты «Красная стрела» напомнили мне другой культурный проект – в течение девяти лет проходивший в Зимнем саду театра «Эстония» (к сожалению, уже не проходит) конкурс исполнителей русского романса среди учащихся школ с эстонским языком обучения. Не Хендрик Агур его придумал, но гимназия Густава Адольфа стояла у истоков этого начинания, ее ученики были участниками всех конкурсов.

Вроде трудно сравнивать эти два мероприятия, настолько они различны по всем параметрам, однако суть у них общая: старательно и искренне поющие по-русски с таким трогательным акцентом эстонские школьники. И поющие классно.

Наверное, только те эстонские патриоты, которые нещадно ругали Агура за его идею, сидели бы с кислой физиономией, окажись они в зале. А если бы услышали, как эстонская школьница поет песню «Родина моя», задохнулись от негодования. Это о какой Родине она поет, да еще с таким вдохновением?

А между тем, если прислушаться к словам этой песни, то обнаружится, что они вполне актуальны у нас здесь и сейчас: «Я, ты, он, она, вместе – целая страна! В слове «мы» – сто тысяч «я»!..»

Даже больше – миллион и триста тысяч...

15.04.2018