Просмотров: 620

Бог был милосерден

Кругосветное путешествие «Rolling Estonians» («Катящиеся эстонцы»), стартовав 22 июня 2002 года, завершилось поздно вечером 4 февраля 2004-го. Вполне благополучно. Тем не менее, руководитель экспедиции первым делом попросил прощения у президента Эстонии. За грех, дважды взятый им на душу...

 

Перед стартом мы разговаривали с Райдо Рюйтелем и Тийтом Пруули – это они, два старинных друга, задумали путешествие и были стержнем команды, проехав полный круг. Остальные участники сменяли друг друга.

Рюйтель – бывший автогонщик, член сборной СССР, ныне директор мотоклуба «Калев». Его товарищ – «искатель приключений», как определяет свою нынешнюю должность бывший политик Тийт Пруули. Причем задумали это путешествие еще до того, как Тийт совершил кругосветку на яхте «Леннук».

Разговаривали мы в Домской церкви – Райдо Рюйтель, глубоко верующий человек, уже много лет является старостой этого прихода.

Первоначально финиш намечался на 23 января. Сообщение об этом Тийт Пруули прислал еще 13 января. Мол, приходите, 23-го в восемь вечера в паб Scotland Yard, там отметим прибытие. Увы, поспешил Тийт. Возникли непредвиденные сложности на Кавказе, пришлось задержаться. Следующее сообщение пришло 2 февраля: «Если вы думаете, что катящиеся эстонцы не вернутся домой, то вы ошибаетесь! Мы проехали через каньон Коппер в Мексике, ушли от исламской полиции в Иране и от телохранителей в Алжире. Наши машины прошли по пескам в Сахаре и перевалили через Гималаи. Мы обогнали танковые колонны в Афганистане и верблюжьи караваны в Пакистане. Нас не остановили ни латиноамериканские наркокартели, ни австралийские иммиграционные чиновники, ни российские таможенники. Приносим извинения за небольшую задержку и по-прежнему ждем вас в Scotland Yard, теперь – 6 февраля в 20 часов.

Приехали они 4-го. Правда, без потерь не обошлось – вернулись только две машины из трех стартовавших. Но люди, слава Богу, все дома.

Райдо Рюйтель приехал в свой мотоклуб, где мы договорились встретиться, на том самом «Мерседесе» с номером 111 EST, за рулем которого он сидел эти полтора года. Проехав 177 800 километров через 68 стран. «Хорошая машина, – нежно погладил Райдо джип по капоту. – Небольшая профилактика и – можно на второй круг».

– Что совсем никаких поломок?

– Ничего серьезного. Бог был к нам милосерден. Так, по мелочам кое-что. Учитывая пройденное расстояние – пустяки. Хотя общая сумма затраченных на ремонт денег набегает немаленькая – тысячи долларов. Я как раз сейчас отчет готовлю для «Мерседеса». А то, что случалось, не всегда по нашей вине. Скажем, из-за отвратительного топлива, которым часто вынуждены были заправляться. В Иране, Армении Грузии... Но иногда – по нашей. В Боливии я очень не советовал ребятам кататься по дну высохшего соленого озера, но они не удержались от соблазна. Эту соленую «кашу» мы потом полгода хлебали. Полетел усилитель тормоза, заклинило некоторые болты, пришлось их просто срезать...

С моей машиной хлопот было меньше, чем с другими. Может, потому что опыта водительского у меня больше, может, потому что любил ее сильнее, душу в ней чувствовал...

– По каким дорогам пролегал маршрут?

– Большей частью по нормальным. Но встречались и препятствия, например, довольно крупные реки, когда вода перекатывалась через кабину. В Северной Австралии, в Южной Америке.

– А у людей со здоровьем как дела обстояли?

– Тоже нормально. Один путешественник из сменного экипажа простудился в пустыне, в сильную жару, как это нередко случается. Расстройство желудка, естественно, у всех было, это я за болезнь не считаю. Мы особо не привередничали. Часто видел, как американцы тщательно дезинфицируют руки перед каждым приемом пищи. Не понимаю, как можно так жить...

– Вы сильно поседели. Перед стартом седины в ваших волосах почти не было...

– Все-таки очень большая ответственность. Я ведь отвечал за всю экспедицию. Это брало много энергии.

– Первоначально вы планировали вернуться 1 января. Получилось – на месяц с лишним позже.

– Всего не предусмотришь. Мы очень хотели посетить Колумбию, но специалисты секьюрити сказали, что если туда сунемся, то на 95 процентов можем быть уверены, что останемся без машин. Пришлось делать большой круг через Эквадор. В результате опоздали на корабль, на котором машины должны были переправляться через океан. Так что только здесь потеряли две недели. В Австралию тоже прибыли на неделю позже. И, наконец, Кавказ. Никак не могли пробиться в Россию. Через Северную Осетию не пустили. Въехали в Грузию, оттуда – в Азербайджан, предварительно заручившись обещанием посольства РФ в Баку, что нас пропустят через Дагестан. Не пустили! Вернулись обратно в Баку. Дальше было несколько вариантов: через Каспий в Астрахань (корабль раз в месяц) или через пару дней также морем в Казахстан. В итоге решили машины погрузить на грузовик и отправить в Москву (груз через Дагестан пропускали), а сами – туда же самолетом.

– Значит, путь по России ограничился отрезком от Москвы до эстонской границы?

– И то на предельно возможной скорости: заканчивался срок визы. Жаль. Большая программа пребывания в Москве, подготовленная с участие Алексия II, осталась неосуществленной.

 – На грузовик в Баку поместили все три машины?

– Уже с конца сентября мы остались с двумя. Третья застряла в Бангкоке, где по сей день и находится.

– Что случилось?

– Эти вьетнамцы такие странные... Нам еще в Камбодже местные ребята говорили, что во Вьетнам нас не пустят. Мы не верили – почему туда не должны пускать-то? И действительно, на двух машинах проехали в эту страну. А на третьей, оставленной нами в Бангкоке, через неделю должен был ехать Айвар – когда прилетит из Таллинна, куда вынужден был вернуться по делам своего бизнеса. Он проехал всю Камбоджу – а дороги там очень плохие – и уперся в границу с Вьетнамом, и вот его действительно не пропустили. Даже разговаривать вьетнамцы не желали – мол, такой закон. Мы же попали туда каким-то чудом. В чем убедились на выезде из страны. Пограничные чиновники наотрез отказались нас выпускать, пытаясь понять – как мы попали в страну? Ибо это невозможно просто в принципе. Похоже, что мы создали прецедент. Две недели торчали... И тут Тийт предложил еще раз сыграть роль сына...

 – Лейтенанта Шмидта?

– Вряд ли бы это помогло. Нет, сына президента Эстонии.

 – Вы сказали – еще раз. Уже приходилось играть эту роль?

– Да, на иорданско-египетской границе. Дело в том, что в красочных буклетах, которые мы всем раздавали на пути, напечатаны приветствия в адрес нашей экспедиции от мэра Таллинна, премьер-министра, президента ЭР – моего однофамильца. И вот таможенник, увидев это обращение, спросил: а не сын ли я президента? Я сказал: да, сын... К этому времени таможенник пудрил мне мозги уже пять часов, но, услышав ответ, решил все проблемы в секунду. Даже чаем угостил... Вот и во Вьетнаме мы решили повторить тот же трюк. Только вопроса не дожидались, а сами сказали, кто, мол, я такой. Войдя в образ эдакого нагловатого отпрыска, я уселся на барьер, отделяющий нас от чиновника, и пригрозил: «Вы что же, господа, международного скандала захотели? Чтобы сорвался государственный визит президента Эстонии в вашу страну?» Трюк прошел и на этот раз... Я уже попросил прощения у Арнольда Рюйтеля за то, что дважды воспользовался его фамилией.

– В Колумбии вопреки первоначальным планам вы так и не побывали. Афганистан, как вы говорили перед стартом, скорее всего, оставите в стороне – слишком опасно, однако, судя по последнему письму, все-таки там побывали.

– В Пакистане мы встретили одного симпатичного афганца по имени Атаулах. Он так настойчиво советовал нам погостить на его родине, что мы не могли ему отказать.

– И как вам Афганистан?

– Первое впечатление – удивительная красота. Казалось бы, ничего особенного – горы и пустыня, почти без растительности. Но краски! Они поразили. Нигде такого не видел. Весь пейзаж – в красно-коричневых тонах. Особенно красиво в час восхода или заката солнца. Второе впечатление – огромное количество разбитой военной техники, в основном советской, вдоль дорог. Некому убирать. Тягостно было это видеть, зная, что когда-то этой техникой управляли живые люди. Может, и мой сосед... Души этих людей витают над афганской землей, я это чувствовал... Мы были в Джалалабаде, Кабуле, спустились на юг, в Кандагар, несмотря на предостережение, что там опасно, там якобы центр крупнейшей террористической организации «Аль-Каида». Но ничего особенного мы не заметили.

– Одной из целей путешествия для вас лично было посещение святых мест. Удалось?

– Да. Бог был милосерден ко мне и в этом плане. В Пакистане, в городе Маре, я посетил могилу матери Марии. А в Индии, в Кашмире, в городе Сринагар, где посчастливилось побывать и помолиться у гробницы Юса Асафа, можно сказать, вообще мое путешествие закончилось. Конечно, я и дальше выполнял свои обязанности, но все эмоции оставил там...

– Тийт Пруули предполагал перед стартом, что по земле путешествовать опаснее, чем по морю: на земле больше людей, а главный враг человека – другой человек. Встречали вы врагов?

– Согласен, что человек опаснее природы. Да, была неприятная встреча. Как-то ночью в одном албанском поселке я спросил у парня лет двадцати пяти, как проехать к границе. И в его глазах я увидел смерть. В этом районе, как нам сказали, очень много оружия, и очень бедные люди. Видно, этот парень не одну машину выпотрошил. И раздумывал – не атаковать ли и нас? Из-за такого фотоаппарата, как у вашего фотографа, там запросто могут убить, чтобы выручить 20 долларов. Обошлось... Приходилось соблюдать предосторожности в Алжире, в Гватемале, в Иране...

– Каким образом?

– Скажем, ехали на большой скорости и на значительном расстоянии друг от друга. В эти минуты невольно вспоминал свой богатый опыт ипподромных гонок, то есть жесткой контактной борьбы. Так что если бы кто решил преследовать нас, то с двумя-тремя машинами, уверен, справился бы...  А вообще повсюду к нам относились очень доброжелательно.

 – Кроме автомобилей, у вас есть еще одна страсть – лошади. Помнится, вы с некоторой тревогой расставались с вашими любимцами.

– Пока не успел побывать в конюшне. Я вспоминал их, особенно когда ездил верхом, будучи в гостях у нашего соотечественника Харри Мяннила в Коста-Рике...

– И вы у него были? Пару лет назад о посещении Мяннила мне рассказывал и показывал видео тартуский энтузиаст велосипедных путешествий Тыну Лепик. Похоже, все эстонцы, которых заносит в те края, навещают человека, подозреваемого в причастности к преступлениям нацизма...

– Мы затрагивали этот вопрос. Мяннил утверждает, что в его биографии и близко не было того, в чем его подозревают. Не знаю, не мне его судить.

– Как проявили себя сменные члены экипажа? Желающих проделать часть пути было человек 60. 

– На самом деле их оказалось 110. Нет, никто не ныл, микроклимат в экспедиции сохранялся нормальный.

– Кто из известных людей принял в ней участие? Март Лаар вроде собирался.

– Да, он проехал по США и Мексике. И, должен сказать, очень хорошо подготовился. Привез с собой целый рюкзак литературы о тех регионах и интересно нам о них рассказывал.

– Перед стартом вы с Тийтом делились уже дальнейшими планами. А именно – подняться на автомобиле на вершину Эльбруса. Но сначала – достать машину, на которой пытались ее достичь россияне, но не смогли, машина завалилась... Эти планы остаются в силе? У вас не стене даже плакат висит с изображением Эльбруса.

– Честно говоря, заезжать на него на автомобиле у меня нет никакого желания. А вот достать тут машину – надо бы. Ведь эта горя такая нежная, ей больно... К сожалению, мы не смогли сейчас из-за погоды проехать Крестовый перевал, чтобы приблизиться к Эльбрусу – были в 200 километрах от него по прямой. А желательно было бы, чтобы привлечь внимание местных властей к такой солидной экспедиции, а следовательно, и к задуманному нами проекту.

– Капитан «Леннука» Март Саарсо по завершении морской кругосветки признался, что он вернулся другим человеком. Вы могли бы сказать о себе то же самое?

– Другим человеком? Нет, пожалуй. Я слишком много в жизни видел, чтобы меня могло еще что-то так уж сильно удивить. Может, спокойнее стал. Милосердный Бог еще больше дал мне любви ко всему сущему. Я стал больше ценить людей, которые умеют спокойно и красиво любить свою родину. Ругать-то все горазды, а вот любить... Таков был и наш гид в Египте, и профессор Аксельрод в Израиле, и тот самый афганец Атаулах...

«День за Днем», 13.02.2004

       .