Просмотров: 924

Григорий Гладков: «Все наладится»

Gladkov

Известный композитор и музыкант в очередной раз побывал в Эстонии, с которой его многое связывает.

Григорий, вы ведь совсем недавно, в марте, выступали в Таллинне, в Центре русской культуры…

А на следующий день – в одной из тартуских школ. И это был для меня совершенно новый опыт. Ведь на интерактивном, как обычно у меня, концерте были и русские, и эстонские дети. Мне очень помог молодой клоун, который на двух языках общался с теми и с другими.

Что вас привело в Эстонию сейчас?

Приехали с семьей просто отдохнуть на несколько дней. Теперь решили открыть для себя Пярну. И просто очарованы этим городом. Особенно понравилось, какие там созданы условия для любителей катания на велосипеде. Мы сами брали напрокат и накатались вволю. Купались тоже, благо с погодой повезло. С Пярну меня связывают и обстоятельства личной жизни.

Какие?

Мой дядя после войны, которую прошел с первого до последнего дня, был направлен сюда для продолжения службы. В Пярну он женился на местной эстонке. Они уехали в Россию, где жена дяди, толстушка-веселушка, почувствовала себя в своей среде, он же, наоборот, больше напоминал типичного эстонца, в час два слова говорил. Зато был рационализатором и изобретателем. Например, он предложил устройство, которое при открывании двери дома автоматически срезает сосульки, и они не успевают вырастать.

Потом они вернулись в Эстонию, и сейчас покоятся на таллиннском кладбище. Наверное, интересный фильм получился бы об этой истории. В Таллинне живут две их дочери. Дядю звали Павел Григорьевич Гладков, как и моего восьмилетнего сына. А меня Григорием назвали в честь деда, который в войну был партизаном в Брянской области и погиб в декабре 1941 года. В прошлом году в Тюмени, где я частый гость, мне подарили звезду в созвездии Северная Корона, которая официально зарегистрирована под именем «Григорий Гладков». Для меня же важнее, что так звали моего деда.

А что вас связывает с Тюменью?

Там проходит фестиваль детских радиопрограмм «Птенец», а я возглавляю жюри. И опять же личные обстоятельства. Мой отец строил в тех местах нефтепроводы и города, был одним из героев Севера. Если все получится, об этом будет снят сериал.

С каких пор вы стали ездить в Эстонию?

Первые поездки состоялись по линии Клуба авторской песни, который был создан в Таллинне в начале 1980-х годов. Хорошо знаю местных авторов и исполнителей бардовских песен – Володю Циона, Славу Рабочева, Риту Соловьеву, с которой не раз пересекался и на фестивалях в России. С тех же давних пор знаком и с другими эстонскими музыкантами. Я приглашал их на учрежденный мною фестиваль кантри-музыки «Фермер», мой ансамбль «Кукуруза», приезжал на такие же фестивали в Эстонию.

Запомнилась мне и давняя уже встреча с Тынисом Мяги. Я был тогда начинающим артистом, а он уже суперпопулярным певцом. Тынис положил мне руку на плечо и сказал: «Запомни, Гриша, каждый артист должен найти свою… нет, не нишу, он произнес более сложное, по-моему, для эстонца слово – щель… Кстати, выступая в марте в Тарту и зная, что Тынис живет где-то там, я посвятил одну песню ему.

Похоже, вы нашли несколько «щелей». Детская песня – не единственная. Та же кантри-музыка, фермерское движение, бардовская песня. А в ней тоже очень разные – и лирические, и сатирические. К примеру, пародия на певца из мира шоу-бизнеса, поющего по телевизору.

Сатира – это не мое. Сатирик – это разрушитель, а я предпочитаю созидать. Самое благодатное поле здесь – песни для детей. Сказалось, наверное, и то, что мама моя была заведующей яслями, и я рос в атмосфере детских песен, стихов, праздников. Я и помогал маме, играя в яслях на баяне. В музыкальной школе учился по классу баяна.

Создали вы столько, что попали в российскую Книгу рекордов за самое большое число детских пластинок.

Подвига в этом нет. Просто настал момент, когда закрылись все детские программы на радио и ТВ, поэтому ничего не оставалось, как давать концерты и выпускать пластинки. Благо, с приходом рынка вместо единственной фирмы грамзаписи «Мелодия» появилось много фирм записи.

Наибольшую славу вам принесла песня «А может быть» из мультфильма «Пластилиновая ворона». Помните, как вы ее написали?

Так же, как все остальные – легко и непринужденно. Часа за два, в поезде на пути из Ленинграда в Москву. А началось все с пляжа в Коктебеле. Я пел песню «Картина» на стихи Александра Кушнера, мимо проходил режиссер Александр Татарский и решил сделать фильм по этой песне. Потом он предложил написать еще две песни, одной из них и стала «А может быть» на стихи Эдуарда Успенского. «Пластилиновая ворона» успех имела колоссальный. На следующее утро после премьеры мы проснулись знаменитыми. В буквальном смысле слова. После этого посыпались предложения из театров, киностудий.

Лишнее свидетельство тому, как много зависит от случая.

А вот еще одно. Недавно я переложил на музыку таблицу умножения. Хохмы ради. А последствия затея имела впечатляющие. Оказалось, что действительно таким способом, через уши, учить таблицу умножения малышам проще. Наверное, поэтому меня объявили почетным членом Академии образования.

Заказывают ли у вас сейчас песни для мультфильмов? И снимаются ли они вообще в России?

Был период спада в мультипликации, сейчас виден мучительный, но подъем. Об этом свидетельствует фестиваль в Суздале, где показывают созданное за год. Заказывают песни и к ныне популярным сейчас молодежным мюзиклам. А вот детского кино пока нет.

Вы упомянули замечательного петербургского поэта Александра Кушнера. На его стихи вы написали не только «Картину», но и более серьезные песни.

Когда-то я сам сочинял тексты для своих песен, но потом ушел от этого, предпочтя настоящую поэзию. И такую поэзию я нашел у Кушнера, с которым много лет поддерживаю добрые отношения. Сотрудничаю и с Михаилом Ясновым. И конечно же, с Эдуардом Успенским.

А помните свою самую первую песню?

Я сочинил ее в восьмом или девятом классе, когда научился играть на гитаре. В стиле Высоцкого как бы. Про войну: «С боями прошли Украину, и нет больше сил воевать, и в страшную эту годину устала рука убивать…»

Высоцкий был вашим кумиром?

Мудрец сказал: «Не сотвори себе кумира». А другой умный человек, кажется, Маршак, сказал так: «Пей из двух источников – классики и жизни. Но никогда не пей из лужи».

У вас есть песня на слова того же Кушнера: «Снег подлетает к ночному окну, / Вьюга дымится, / Как мы с тобой угадали страну, / Где нам родиться…» Вы угадали? Комфортно ли вам живется сейчас в России?

Я живу в стране-сказке. Запад критикует Россию – и то там не так, и это. Но нельзя же не видеть, что за считанные годы она прошла путь, на который у западных стран ушли столетия. Жизнь становится лучше. Все очевиднее, что силы добра побеждают силы зла.

Когда вас опять можно ждать в Эстонии?

Когда угодно. Хотя бы потому, что с этого года я являюсь владельцем квартиры в Таллинне. В чудном районе, где улицы носят названия птиц. Наша квартира – на Винди, то есть Зябликовой. Рядом улица Тедре – Тетеревиная. Кстати, у меня очень добрые отношения с атташе по культуре Эстонского посольства в Москве Хелеэн Тедре. Правда, визовый режим немного осложняет жизнь. Но я уверен, что его отмена – вопрос времени. И вообще все наладится, будем жить, как и прежде.

Григорий Гладков
Родился 18 июля 1953 года в Хабаровске
Окончил Брянский институт транспортного машиностроения, музыкальное училище в Ленинграде и там же институт культуры.
Автор песен к многочисленным мультфильмам.
Занесен к Книгу рекордов Гинесса России за самое большое количество детских пластинок.
Председатель российского жюри детского «Евровидения».
Возглавляет жюри многих российских детских фестивалей.
Лауреат многих фестивалей бардовской песни.
Член Союза композиторов, Союза кинематографистов, Союза театральных деятелей РФ.
Профессор Московского государственного университета культуры и искусства.
Заслуженный деятель искусств РФ.

Postimees на русском языке, 01.08.2012