Просмотров: 586

Быль о золотой рыбке

Она пялилась на него круглыми выпученными глазами, вывернув наизнанку губы. «Вот дурочка», – ласково сказал Петр.

– Непутевая, – ласково повторил он, приглядываясь к ней. – Сама же поцарапалась о стекло.

Научное название у этой рыбы длинное и мудреное, а для простоты ее называют оскар. Она водится в южноамериканской реке Амазонке. Но этот оскар (или оскарша?) вместе с сородичами обитает у нас в Кадриорге. Точнее, в 500-литровом аквариуме, который находится в подвальном помещении одного из старых деревянных домов.

Петр отодвинул крышку, поднес руку – рыба едва не выпрыгнула наружу.

– Голодная, наверное, – сказал Петр. – А вообще может и цапнуть.

А другая рыба, сом, тоже южноамериканский, недвижно покоился на дне. Рядом с корягой тяжелого мангрового дерева. Активная жизнь у сома начнется вечером.

Всего тут пять или шесть действующих аквариумов. Мы с Петром ходим от одного к другому и рассматриваем их диковинных обитателей. Дома у него еще три аквариума. Все изготовлены собственными руками.

На Птичьем рынке

Петр Карелин вырос в Баку, на берегу теплого Каспийского моря. Наблюдение за подводным миром с детства было его любимым занятием. В Эстонии оказался после 1990 года, успев покинуть Азербайджан, где начались печально памятные многим драматические события.  

На Балтике он тоже плавает в маске и с трубкой, но здешний подводный мир не так богат, как южный.

По работе Петру много времени приходилось проводить в Москве. Однажды друзья привели его на Птичий рынок – известную московскую достопримечательность. После этого он спешил туда при первой же возможности. Много чего интересного узнал от завсегдатаев рынка. Там же, в частности, увидел, как делают аквариумы. Сам попробовал.

Так незаметно аквариумистика стала для Петра Карелина профессией.

Вроде бы нет ничего особо сложного в изготовлении аквариума. Но это если абы как сделать. Петр же углубился в учебники – химии, физики, математики. Мастер должен знать свойства стекла, свойства воды...

Первые изготовленные им аквариумы продавались на Центральном рынке. Он делал, а приятели продавали. Теперь они, рассказывает Петр стали солидными владельцами зоомагазинов.

На фоне колонн

Первым крупным заказом стал аквариум для кафе «Метрополь». Громадный, двухтонный. Правда, недавно он оттуда исчез. Новому хозяину заведения не приглянулся. Жалко? Да не очень, признался Петр. Во-первых, по чужому проекту делался, во-вторых, такой громадный аквариум и в самом деле выглядел там неуместно.

В течение нескольких лет Петр Карелин считался в Таллинне монополистом в этой области. Но недавно у него появились конкуренты. Да и изделия зарубежных фирм теперь поступают в большом количестве. Впрочем, фирменные далеко не всегда лучше аквариумов ручной работы. Во всяком случае, тех, что сделаны в мастерской Карелина, как мы имели возможность убедиться.

Несколько готовых, изготовленных по спецзаказу, уже дожидаются хозяев. Еще десятка два – в работе. Один из готовых сразу бросается в глаза, как только заходишь в помещение. Настоящее произведение искусства. На задней стенке – изображение древнего города. Как бы затопленным окажется, когда емкость заполнят водой. И на фоне мраморных колонн, стало быть, будут плавать диковинные рыбки...

Такой был заказ. Сам Петр ничего подобного никогда не предложил бы клиенту. Настоящие аквариумисты к таким излишествам относятся с большим скепсисом. А истинных любителей, сетует он, у нас немного. Аквариумы большинству богатых заказчиков требуются лишь для интерьера. А что там, в воде, происходит, мало кого интересует.

До потолка!

Недавно, рассказывает Петр, заказали аквариум в два с половиной метра высотой. Выполнить такой необычный заказ – значит, заработать неплохие деньги. Но он уговорил клиента отказаться от столь грандиозного проекта. Даже если не очень интересует жизнь рыб в аквариуме, ухаживать за ними все же придется: кормить обитателей, менять иногда воду, чистить... Но как внутрь-то залезть, если аквариум – от пола до потолка?

А вчера, говорит, в одном доме довелось увидеть тоже своеобразный образец. Стеклянная стенка дугой выгнулась под напором воды. Того и гляди лопнет, и содержание аквариума низвергнется на дорогой дубовый паркет.

А все почему? Изготовитель, видимо, не изучил свойства стекла и свойства воды.

Наш разговор прервал телефонный звонок. Петр ответил собеседнику, что в данный момент готового и свободного аквариума у него нет, но завтра непременно будет готов. Из зоомагазина звонили, пояснил Петр, есть покупатель. Так что придется срочно клеить. Пока попадет к заказчику, как раз подсохнет...

А что за клей используется? Конечно, особый, безвредный для рыб. А стекло? Если большого объема аквариум, то ламинированное, двойное. Проблем со стеклом сейчас, слава богу, нет. В связи с бумом строительства появились стекольные мастерские, где есть возможность заказать любое. И выгнуть как угодно, и закалить.

Свидетельство тому – аквариумы, изготовленные Петром Карелиным. Самой разнообразной формы. Впрочем, сам он сетует, что множество проектов, рождающихся у него в голове, редко реализуются – больше приходится выполнять чужие заказы, к сожалению, не всегда интересные. Кстати, раньше Петр работал художником-оформителем, то есть человек он творческий.

В гармонии с природой

Перед входом в мастерскую – черный продолговатый камень с китайскими иероглифами. Там написано – Фэн шуй. Что означает – гармония человека с природой. Этот камень установили бывшие хозяева подвала – люди, занимавшиеся восточными единоборствами. Однако надпись как нельзя точнее отражает и нынешнее назначение этого помещения, где царит гармония человека и природы. В данном случае – природы моря, реки, озера.

Петр признался, что и сам одно время увлекался восточными философиями. В последнее время, правда, отошел – это требует много времени, а ему и так его не хватает.

Впрочем, минут пятнадцать спокойно понаблюдать за рыбками в аквариуме – это тоже, считает он, своего рода медитация.

Петр придумывает весьма необычные аквариумы. Однако происходящее внутри ему гораздо интереснее.

Есть, к примеру, рыбы, вынашивающие личинок во рту. Когда они превращаются в мальков, рыба-мать выпускает их на волю. Сгоняет их в кучку, охраняет – другие обитатели аквариума ведь запросто могут слопать эту мелюзгу. Мальки и сами при малейшей опасности спешат в рот к матери. Когда они подрастают и там не помещаются, у них начинается самостоятельная жизнь. Разве не увлекательно все это наблюдать? – задается риторическим вопросом Петр.

Красивее не видел

Однако, чтобы жизнь в аквариуме была полноценной, нужно создать биотоп – биологическую среду, необходимую для обитания того или иного вида рыб. А это – большая и сложная наука. Порой люди жалуются, рассказывает Петр, – мол, почему рыбки у них в аквариуме такие невзрачные? А потому, что биотоп в аквариуме не вполне соответствует естественной среде, в которой обитали предки данной рыбы. Если соответствует по всем параметрам (степень жесткости воды, процент соли и других микроэлементов, сила проточности, подсветка и т. д.), то и окраску рыбы приобретают естественную. Следовательно, и размножаются легче. Да и вообще приятно, когда вода в аквариуме пахнет морем, рекой, озером.

А есть ли у Петра любимые рыбки? Пожалуй, скалярии. Те, которых сам выводил. То есть способствовал процессу превращения личинок в прекрасных рыбок до 15 см длиной. Поистине золотые рыбки: красная голова, с желто-золотистым отливом тело. Петр не знает красивее рыб в этом классе.

Все только начинается

А это что за аквариум? Там лишь груда камней, залитых водой. Оказывается, это не простые камни, а живые. Петр  только что привез их из Германии. Почему же они живые? Потому что здесь зарождается жизнь. На этих камнях растут кораллы, пока еще едва заметные, но когда превратятся в густые заросли, и между ними поплывут рыбы, это будет совсем не то, что на фоне нарисованных мраморных колонн... Здесь также обитают всякие крошечные червячки, гусеницы, козявки. А вот водоросль пошла в рост.

Днем зарождающаяся здесь жизнь почти незаметна, но ночью, когда подсветка, напоминающая лунный свет, озарит поверхность воды, все эти червячки, гусеницы, козявки моментально вылезут наружу. В этом аквариуме – кусочек Красного моря. А в соседнем – кусочек южной части Атлантического океана. Там своя жизнь.

Пока это технические аквариумы, но когда-нибудь, вероятно, они займут свое место в выставочном салоне, который задумал сделать Петр в соседнем помещении. Куда смогут приходить люди и любоваться лучшими его аквариумами и плавающими в них редкостными рыбами. Ради этого он продал машину, продал еще что-то. Но денег все равно не хватает, а брать кредит – боязно. Не хватает и рабочих рук. Мало нынче охотников работать на одном энтузиазме. Но все-таки встречаются, как мы убедились, застав двоих помощников Петра.

Мечтает он и о создании в Таллинне клуба аквариумистов. Повсюду есть такие клубы, сетует Петр, только у нас нет. Однако надеется, что все повернется к лучшему. Ибо начинается эпоха Водолея...

День за Днем", 12.10.2001