Просмотров: 190

Три часа из жизни Татьяны Маневской

У актрисы Русского театра Эстонии – опять двойной юбилей. Обе круглые даты были весной: в мае – личный юбилей, в марте – служения  Русскому театру. Тогда же была получена первая порция поздравлений. В первую субботу декабря, после спектакля-бенефиса, она принимала вторую.

Мы поднимаемся куда-то наверх, все выше и выше. «В гримерках, – поясняет Татьяна, –  артисты бегают туда-сюда, отвлекать будут».

Заходим в библиотеку – так здесь называют просторное помещение, куда каждый может принести книги, которые дома уже не нужны. И народ такой возможностью пользуется: на полках ждут читателей несколько сотен томов. Здесь же – бильярдный стол. Кроме того, в этом храме музы Мельпомены, оказывается, даже баня есть.

Она здесь не только знает каждый закоулок, но и рассказывает о своем театре в качестве экскурсовода организованным посетителям. О двух взаимосвязанных историях – Русского театра как учреждения и явления культуры, а также здания, в котором он располагается уже три четверти века.

«Это фантастически интересно! – восклицает Татьяна. – Тут столько легенд, о которых мне рассказывала приятельница, внучка Леона Фальштейна, строителя и первого владельца этого дома, построенного для показа кино в 1926 году…»

Однажды Татьяна Маневская выступала с поэтической программой в Пярну, для учащихся учебно-развивающего центра. Затем ребята со своим руководителем Натальей Рафиковой сами приехали в Таллинн: впечатленные выступлением артистки, они захотели познакомиться с Русским театром поближе. Татьяна провела гостей по дому с его «фантастически интересной» историей.

Экскурсии здесь и раньше проводились, но после посещения дорогих гостей из Пярну с легкой руки Татьяны эта часть просветительской деятельности театра поднята на новый уровень. Конечно, это общее дело, коллеги тоже проводят экскурсии, в том числе на эстонском и английском языках.

«Так сложилась жизнь…»

Немного переиначив знаменитые слова из пьесы Шекспира, она может о себе самой сказать: «Весь мой личный мир – театр». В прямом, бытовом смысле слова: практически ничего, кроме театра, у Татьяны Маневской  в жизни нет. Лишнее подтверждение тому –  место жительства: в шести минутах ходьбы от театра. Даже то, что Татьяна называет своим хобби, на самом деле тоже часть ее театрального мира: чтение пьес.

Вот и причину, почему у нее ничего нет, кроме театра, Татьяна объясняет репликой героини из пьесы «С любимыми не расставайтесь» Володина: «Дело в том, что у меня так сложилась жизнь, что нет семьи».

И детей у нее тоже нет. Татьяна откровенно рассказывает об этом во всех своих интервью. Печали по этому поводу она тоже не скрывает. «Об актерах принято говорить, что мы не работаем, а служим, – рассуждает Татьяна. – Так и есть. Наша миссия – служение. Театру, искусству, зрителям… Но и простым человеческим радостям, в том числе семейным, в жизни артиста тоже должно быть место. У нас сейчас много молодых актеров и актрис. Создаются семьи, дети носятся по коридорам. И это прекрасно.  Дети – это чудо…»

Навсегда любимый город

«Татьяна Маневская отмечает двойной юбилей» – местные газеты впервые сообщили об этом двадцать лет назад. Пролетело десятилетие – и опять: «Татьяна Маневская отмечает…» Только цифры приведены в соответствие с годом на календаре. И вот вновь пора констатировать: «Татьяна Маневская отмечает двойной юбилей». А цифры уже… «Страшные» – сразу предлагает она соответствующее им, по ее мнению, определение.

При этом опять же не скрывает их в отличие от многих женщин. Да, ей 70 лет. Да, 40 из них служит в Русском театре.

А что было до него?

Малая родина Татьяны Маневской – город Чита, что в Восточной Сибири. Но с ним Татьяну ничего не связывает, кроме факта появления на свет. Так получилось, что именно там познакомились и поженились ее родители. Папа – инженер, мама – экономист. Оба родом из Смоленской области, из соседних районов. Изначально и сошлись по этой причине.

Когда ей было три месяца, семья переехала в Краснодар. Но и с этим городом Татьяну ничего не связывает, кроме того факта, что здесь она сразу заболела рахитом. Врачи отчитали родителей: «Нельзя с грудным младенцем ездить на такие расстояния». Но главные проблемы со здоровьем у Татьяны были еще впереди.  

А вот Ленинград, где семья обосновалась уже капитально, – совсем другое дело. Здесь прошли детство, юность. Здесь Татьяна сформировалась как личность, получила профессию, играла в театре и снималась в кино. И вообще – навсегда любимый город. Часто бывает в Питере, тем более что там живут родные люди, с которыми всегда на связи, – семья брата.

Правда, детство у Тани было совсем не солнечным. И все из-за здоровья. Беда с легкими. Поэтому если ей вспоминается школа, то в первую очередь – лесная, в специализированном лечебном учреждении. И уже тогда все эти лесные школы и санатории, где она месяцами жила вдали от родителей и подруг,  породили у девочки чувство одиночества…

В конце концов, пришлось делать операцию – удалили часть легкого. После этого дело постепенно пошло на поправку. Будучи уже взрослой, Татьяна даже курить начала. Но вскоре бросила раз и навсегда.

Предательство не прощают

Однажды Таня сходила с мамой на балет «Щелкунчик». «Тоже хочу быть балериной!» – заявила девочка. Иная мама сразу засуетилась бы в этом направлении, но Танина мама, наоборот, приземлила дочь: «С твоим ростом только в кордебалете мюзик-холла выступать».

Ну, ладно, если нельзя на балет, пусть будет драма. Против такого выбора Тани кое-кто из родственников тоже возражал, но тут она уступать не собиралась.

Увлечение театром нарастало и естественным образом продолжилось поступлением в Ленинградский институт театра, музыки и кино.

Татьяна уже в студенческие годы снималась в кино на «Ленфильме», после института поступила в Молодежный театр на Фонтанке, там была востребована.

Будущее виделось бы прекрасным, если бы Татьяна так рано не осталась без родителей: она была еще студенткой, когда папа и мама ушли из жизни.

Но к этому времени она уже успела выйти замуж – за молодого человека из своего института. Тоже артист. В свадебное путешествие молодожены съездили в Таллинн. Гуляя по городу, подходили к Русскому драматическому театру…

Но однажды муж-красавец дал повод для того, чтобы Татьяна сразу  потребовала развода: предательство не прощают.  Официально сразу не получилось, но хотя бы разъехаться надо было немедленно. Это можно было сделать и в пределах Ленинграда, но Татьяне хотелось вообще уехать на время из города.

Но как бы уехать так, чтобы и с любимым делом не расставаться?

Сорок лет спустя

«Попробуй попасть к Виктюку, – посоветовал Татьяне режиссер «Ленфильма» Илья Александрович Авербах. – Он недавно сделал блестящий спектакль «Уроки музыки» в театре МГУ, а теперь будет в Таллинне ставить «Мелкого беса».

Роман Григорьевич Виктюк по-настоящему звездным режиссером станет позже, но слава его начинала заниматься в те годы.

Илье Александровичу, сыну своего институтского педагога Ксении Владимировны Куракиной, Татьяна доверяла абсолютно. Она позвонила в Таллинн.

Артистка думала, что надо будет что-нибудь почитать режиссеру, готовилась, но не пришлось, сразу утвердили на роль Людмилы.  

Однако не эта работа стала для Татьяны первой в Таллинне. «Мелкий бес» сдвинулся, а пока ее ввели в другие спектакли – Русскому театру как раз нужна была такая сравнительно молодая актриса. Первая роль Маневской в Таллинне – Арманда в спектакле «Мольер» по пьесе Булгакова.

После «Мольера» было еще две работы, и только потом пошел «Мелкий бес».  Спектакль имел колоссальный успех, на который, наверное, отчасти был обречен – именем режиссера и запрещенным романом Федора Сологуба, по которому сделана постановка.

И в «Мольере», и в «Мелком бесе» среди сценических партнеров Татьяны был и Леонид Шевцов. Сорок лет спустя они опять играют в одном спектакле – «Визит инспектора». Именно он выбран для чествования Леонида Трофимовича по случаю его юбилея, которое состоится 8 января.

Татьяна не планировала задерживаться в Таллинне надолго, но…  Факт состоит в том, что она является артисткой Русского театра с 1982 года.

У нее была еще одна причина задержаться в Таллинне –  романтическая история с одним на самом деле, без иронии, горячим эстонским парнем. Ну, не парень, конечно, мужчина, ровесник. История была довольно продолжительной, но однажды и она подошла к финалу…

Есть такая популярная тема для дискуссии: мол, что для вас предпочтительнее – любить или быть любимой (любимым)? Для Татьяны здесь вопроса нет: конечно, любить! И такое счастье ей в жизни было даровано. Она эти мгновения помнит и дорожит ими.

Громадные планы

Дорожит Татьяна и всеми образами, созданными ею на сцене Русского театра.

Не обо всех ролях она может сказать, что получить их было мечтой жизни, но все по-своему интересны.

Три из них стоят немножко отдельно: Кабанову  в «Грозе» и Гурмыжскую в «Волках и овцах» Татьяна исполняла по случаю двух своих предыдущих двойных юбилеев. «Мудрец» с ее Глафирой Климовной выбран для нынешнего.

Что характерно, для всех трех этих особых случаев выбраны пьесы русского классика А. Н. Островского. «Значит, это мой драматург, – говорит Татьяна. – Большая честь для меня».  

В первом случае ей даже дали возможность выбрать режиссера для постановки – и «Грозу» в Таллинне поставил Михаил Мокеев из России. Спектакль для второго юбилея также был выбран совместно с руководством. В этом году для бенефиса взят спектакль из текущего репертуара, но поставленный не так давно.

«У театра и без того сейчас громадные планы, – объясняет Татьяна. – У нас будут ставить спектакли выехавшие в Европу российские режиссеры с громкими именами – Тимофей Кулябин, Дмитрий Крымов… Первый уже вывесил распределение ролей в «Страхе и отчаянии третьей империи» по  пьесе Брехта…»

Стало быть, счет ролей Маневской, сыгранных в Русском театре, скоро пойдет на вторую сотню.

Есть такие люди

Сейчас ролей у нее 100. Так ей сказали в дирекции. Сама Татьяна таких подсчётов не ведет: она артистка, а не бухгалтер.

Правда, количество ролей в текущем репертуаре знает – 10. Это много. Не больше ли всех? Понятно, что все роли разные – по объему, по нагрузке. Нет смысла сравнивать эти цифры. Никто и не сравнивает. Только ради любопытства выяснил, что лишь у двух коллег Маневской (из 42) ролей в текущем репертуаре больше.

У них в театре, уверяет Татьяна, сейчас великолепная атмосфера. Но от конкуренции все равно никуда не деться.  Могут быть и обиды.

«Не секрет, что у щедро одаренных артистов, известных своими положительными ролями, характер порой прескверный, – говорит Татьяна. – Но немало есть и примеров обратных – талантливый артист и в жизни прекрасный человек».

У них и в театре есть такие люди. Имен  по понятным причинам она не называет, но вне своего театра двух таких лично ей знакомых артистов выделить может. Первая – Нина Усатова, вместе с которой Татьяна когда-то выступала в Молодежном театре в Ленинграде. Ныне популярная актриса, народная артистка России. Второй – бывший коллега по Русскому театру, партнер в нескольких спектаклях Кирилл Кяро, ныне звезда российских сериалов.

«Сама я далека от них в этом смысле, – признается Татьяна. – Хотя недавно мне тут сказали, что я добрый человек, но это не так. Я не добрая. Совсем не добрая. Доброты от меня ждать не надо», – повторяет она, словно убеждая в этом саму себя. Правда, закончив этот небольшой сеанс самобичевания, все же добавляет: «Но и не злая».

В ожидании весны

В начале встречи Татьяна сокрушалась: «Я совсем не подготовилась» (хотя  готовиться должен журналист).

На самом деле подготовилась: принесла пачку газетных вырезок и журналов – все, что про нее написано за последние лет двадцать пять. «Может, что-то используете», – предлагает она.

Лестно было заметить, что в этом собрании газетных и журнальных сочинений нашлось место и моей единственной скромной заметке о Татьяне Маневской, написанной больше пятнадцати лет назад, в марте 2007 года.

Она была тогда номинирована на ежегодную премию Союза театральных деятелей ЭР за лучшую женскую роль  второго плана. Правда, не получила ее, но все равно была довольна, что эта ее роль в «Танцах на празднике урожая» была замечена.  

Эту милую дурочку, как ласково характеризует артистка свою героиню Роуз в этом спектакле, Татьяна очень любит. Если бы, говорит, была номинация «Лучший персонаж», она бы дала премию своей Роуз.

…Ну, посмотрим, что она там говорит в этих интервью. В одном из них на вопрос «Вы счастливый человек?» отвечает: «Нет». В другом заявляет: «Я – самый счастливый человек». И как нам это понимать? Правда, эти два интервью разделяют больше десяти лет.

Но ведь даже те три часа, что продолжалось наше общение, вместили все – и слезы, и вдохновение, и отчаяние, и надежду…

«Известных людей в интервью часто спрашивают, – говорит Татьяна, – мол, если повторить жизнь сначала, вы бы что-то в ней изменили? Обычно отвечают – нет, ничего не изменили бы! А вот если бы вы задали мне такой вопрос, я бы ответила – да, кое-что исправила бы…»

Несколько раз за эти три часа возвращается Татьяна к каким-то своим давним ошибкам.

«Что-то было сделано неправильно», – почти шепотом говорит она, задумчиво глядя в сторону, и мыслями тоже, кажется, в эту минуту находится где-то далеко.

Потом опять: «Наверное, была допущена ошибка… Нет, только не плакать». А сама уже прикладывает к глазам платок. И тут же: «Вы знаете, у меня на холоде от ветра глаза слезятся. У вас нет такого? Капли, что ли, какие-то купить…»

У Татьяны есть опыт участия в моноспектаклях. Говорит, отличная школа и уникальная возможность для выражения своего актерского и личностного Я.

Первые два спектакля она сделала в сотрудничестве с Мати Унтом. «Писатель, режиссер, умница и просто светлый человек», – так вспоминает его Татьяна. Третий спектакль она сделала самостоятельно и посвятила его Мати Унту, к тому времени ушедшему. Потом был и четвертый. Маневская удостоена нескольких наград за эти работы на фестивалях в России и в Германии.

Однажды был такой случай. Ее моноспектакль начинался в шесть часов. А одна женщина пришла к семи – так у нее было указано на билете. И Татьяна повторно, но с такой же самоотдачей, как для полного зала, отыграла спектакль для этой единственной зрительницы.

Я тоже был единственным слушателем и наблюдателем Татьяны в эти три часа. Но это был не спектакль, она не изображала какого-то другого человека. Это были три часа из жизни самой Татьяны Маневской – такой, какая она есть.

А выступить в каком-то образе в новом  моноспектакле ей еще предстоит. Если все сложится хорошо, это будет в мае. Весной!

  

  

  

«МК-Эстония», 7.12.2022