Просмотров: 943

Римские каникулы педагога Беленковой

Однажды учительница Таллиннского Линнамяэского русского лицея Алла Ильинична Беленкова приобрела туристическую путевку в Италию. С единственной целью – попасть на территорию резиденции посла Великобритании в Риме. Давно об этом мечтала. Правда, сам посол, как и его резиденция, к этой мечте не имели никакого отношения. Непосредственное отношение имеет русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. И вот мечта осуществилась. Только радости это не принесло...

С чего все началось? Наверное, с тех далеких дней, когда Алла, ученица одной из рижских школ, смотрела на свою учительницу литературы Ксению Григорьевну Ямщикову почти как на божество и мечтала: «Я тоже сошью себе такую же юбку, с таким же большим карманом на боку. И так же, как она, буду ходить между рядами парт...»

Когда Ксения Григорьевна рассказывала школьникам о гибели Пушкина, у нее по щекам катились слезы. Алла недоумевала – как можно так переживать, ведь столько лет уже прошло? Школьница задумалась: кто он такой, этот Пушкин? Что в нем такого, если даже спустя вечность после смерти этот человек у некоторых вызывает такие сильные чувства?

Уроки Ксении Григорьевны Ямщиковой запали в душу ее ученицы. Там же, в Латвии, Алла Ильинична получила педагогическое образование, а после замужества переехала в Таллинн. Тоже стала учительницей.

Еще со студенческой поры Алла Ильинична стала собирать все, что связано с Пушкиным. К сегодняшнему дню накопился огромный архив – одних только папок с вырезками, документами, фотографиями уже семьдесят. Книг и журналов в библиотеке – не счесть.

Однажды в школе, где работает Беленкова, проводили игру «Город»: каждый класс оборудует какой-то городской уголок, учреждение. Школьники ходят по «городу» и жетончиками голосуют за особо понравившиеся места. Алла Ильинична предложила своему классу создать музей – какой же город без музея? И пусть это будет музей Пушкина, благо материалов к тому времени у нее было собрано достаточно. В итоге класс Беленковой собрал больше всех жетончиков.

Дело не в этом, в любом случае жалко было расставаться со своим творением, и Алла Ильинична пошла к директору. Предложила поместить экспозицию в бывшей пионерской комнате, которая тогда использовалась для хозяйственных нужд. Иными словами – сделать музей Пушкина. Директор согласился, но предупредил: «Увижу пыль – закрою в тот же день!» То есть дал понять, что музей должен быть музеем, а не складом для экспонатов.

Прошло двадцать лет. В музее – ни одной пылинки: ведь здесь каждодневно ведётся просветительская, образовательная и педагогическая в самом широком смысле слова деятельность. Здесь люди порой преображаются.

«Знаете, что такое мадригал?» – может, к примеру, спросить Алла Ильинична у мальчиков. Взрослые далеко не все знают, что это стихотворное посвящение женщине. Что же говорить о детях? Ничего страшного, на то и музей, чтобы узнавать новое. «Девочки, ведь приятно нам с вами было бы получать от юношей мадригалы?» – обращается она к девичьей половине класса. И, конечно, прочитает какой-то пушкинский.

Однажды после такого урока к ней пришли смущенные мальчики: «Алла Ильинична, мы вам мадригал сочинили». Это ли не высшая оценка труда педагога? Или когда безнадёжный, казалось, оболтус, вдруг огорошил дома мать: «Мам, где у нас Пушкин? Пушкина хочу почитать!»

Алла Ильинична может многое рассказать о Пушкине и его окружении. Но и многое – не желает. Байки, скабрезности... Сейчас много охотников выискивать и тиражировать жареные факты из жизни знаменитых людей. Алла Беленкова же руководствуется советом Пушкина жене в одном из писем: «Не читай скверных книг, не марай себе воображения».

На стене в музее среди портретов близких Пушкину женщин портрет жены – самый большой. Неоднозначная фигура. Чуть ли не виновницей гибели мужа считается. «Наталья Николаевна заслуживает защиты!» – вклинивается в хор обличителей голос Аллы Беленковой.

Хотя сам Пушкин в одном из писем назвал жену «сучкой». Об этом Алла Ильиничны тоже рассказывать не будет – пусть узнают из других источников. «И потом, – говорит она, – если вы так любите цитировать это словечко, то надо и сказать, что в тот же день Пушкин пишет жене ещё одно письмо, полное любви и нежности».

Рядом портрет Анны Петровны Керн. Её тоже Беленкова защищает. От тех просвещенных взрослых посетителей музея, которые, как она посетовала, усмехаются – мол, знаем эту вавилонскую блудницу... «Да одно только посвященное Анне Керн «Я помню чудное мгновенье» затмевает всё, что о ней говорят!» – убеждена Беленкова.

И тут же цитирует письмо Пушкина, приглашающего Анну Керн в Тригорское: «Я обещаю вам быть любезным до чрезвычайности – в понедельник я буду весел, во вторник восторжен, в среду нежен, в четверг игрив, в пятницу, субботу и воскресенье буду чем вам угодно, и всю неделю – у ваших ног». «Читайте и завидуйте – вам-то, небось, таких писем не пишут», – обращается Алла Ильинична к хулителям Анны Керн.

Как и в любом музее, здесь тоже ведется научная деятельность. Неважно, что смотритель, директор и научный работник тут в одном лице.

Среди письменных трудов Аллы Беленковой самый капитальный – книга «Святому братству верен я...», материалы для которой автор собирала двадцать лет. О воспитанниках Императорского лицея, происходящих из прибалтийских земель. Горчаков, Крузенштерны, Коцебу, Врангели, Берги, тот же Дельвиг... Читаешь, всматриваешься в фотографии – и словно растворяются столетия, перед тобой живые люди... Во второй части – биографический словарь, содержащий сведения о более чем 250 лицеистах из Балтии.

Широкая общественность и специалисты высоко оценили этот труд. Выступить с докладом на научной конференции в Царском Селе, посвященной 200-летию основания лицея, Аллу Беленкову пригласили как авторитетного исследователя.

Двадцать лет собирала она материалы для этой книги. И то, как это делалось, достойно отдельного повествования, судя по некоторым подробностям, которые поведала автор.

Через год вышел на эстонском и русском языках сборник стихотворений Пушкина – совместный проект Эстонии и Пушкинского заповедника. Составитель и автор комментариев – Алла Беленкова. «Пришлось заказывать дополнительный тираж по просьбе эстонской читательской аудитории», – заметила она

И всё же главное в музее – экспонаты. Ими переполнен школьный музей Пушкина.

Это принадлежало самому поэту? Так и хочется спросить, глядя на секретер, трюмо, рояль, отмеченные печатью древности... Нет, конечно. Мебель – от дедушек и бабушек хозяйки музея. Рояль – подарок доброго человека. Но все эти вещи – да, из пушкинского времени.

Единственный в Эстонии музей Пушкина, действующий в Таллиннском Линнамяэском русском лицее, невелик по площади. Но Алла Беленкова не один час может рассказывать обо всем, что здесь находится и так или иначе связано с Пушкиным.

Среди экспонатов много ученических поделок. Вот «альбом уездной барышни». Открываешь – там вклеен клочок бумаги, на котором написаны три слова: «Я тебя люблю». Края бумажки обожжены огнем, что указывает на любовную драму, как бы пережитую автором письма.

Вот картина Алеши Иванова – бывшего ученика Аллы Ильиничны. На ней Антон Дельвиг – один из лучших друзей Пушкина со времен учебы в Царскосельском лицее. С высоты маяка в Ревеле наблюдает, как в порт входит эскадра адмирала Сенявина. Внизу стоят родители Пушкина с дочерью – сестрой поэта. Все – в ожидании Александра, который обещал приехать...

Алексей Иванов, теперь уже выпускник петербургской Академии художеств, проиллюстрировал и написанное Аллой Беленковой учебное пособие «Лицейский час». Так же называется курс, который в течение многих лет преподавала Алла Ильинична.

Как когда-то ее любимая учительница, теперь она сама, сотни раз рассказывая ученикам о гибели поэта, всегда чувствует, как к горлу подступает комок.

А между тем в музее имеется и подарок праправнука того самого Жоржа Дантеса, который смертельно ранил Пушкина. Беленкова виделась с ним в Сульце, в родовом имении Дантесов. Он преподнес в дар таллинскому музею Пушкина свой поэтический сборник с тёплой надписью – потомок убийцы великого русского поэта тоже пишет стихи.

Правда, книжку эту Алла Ильинична держит в укромном уголке, позади других книг: «Если Саша увидит, он мне не простит».

Саша – это Александр Александрович Пушкин, последний прямой потомок поэта. С женой, Марией Александровной Пушкиной-Дурново, тоже потомком Александра Сергеевича, они живут в Брюсселе.

Супруги каждый год приезжают в Таллинн на очередную годовщину музея Пушкина и для вручения наград лауреатам конкурса учителей русского языка.

Так вот, Александр Александрович по отношению к потомку Жоржа Дантеса настроен непримиримо. Алла Ильинична пыталась его убедить, что праправнук за прапрадеда не отвечает, но бесполезно.

Вот еще один необычный экспонат – кедровая шишка. Она-то какое отношение имеет к Пушкину? Шишка эта имеет отношение к той самой поездке Беленковой в Рим, о которой она долго мечтала. А поводом для поездки, как уже сказано, был, конечно же, Пушкин. Значит, и в музее она уместна.

Алла Ильинична знает о любимом поэте если не все, то почти все. Объездила сама и с учениками многочисленные места, связанные с ним. Не видела только первого памятника великому поэту. Первый памятник Пушкину, как известно, был сооружен в Риме в 1839 году. Через два года после гибели поэта. Его поставила русская княгиня Зинаида Волконская поблизости от своей виллы в итальянской столице.

Правда, тот первый памятник особой художественной ценности не представляет. Это скромная мраморная плита, на которой высечено имя А. С. Пушкина. Зинаида Волконская ставила такие памятники и другим известным и неизвестным людям, которых знала, – Вальтеру Скотту, Гордону Байрону, своему сыну Александру, сестре...

Не увидеть первый памятник Алла Ильинична просто не могла. И сфотографировать, конечно, для своего музея.

За полгода до поездки Алла Ильинична побывала с учениками в Санкт-Петербурге и купила там книгу «Итальянская пушкиниана». Это приобретение было сделано очень кстати: она уже знала, что предстоящим летом поедет в Италию. А незадолго до поездки решила проштудировать книгу. Читала и выписывала все, что ее интересует, предвкушая радость близкого осуществления мечты. А в самом конце прочитала: вилла Зинаиды Волконской и все памятники на Аллее памяти недоступны для посторонних, поскольку находятся на территории резиденции посла Великобритании.

Алла Ильинична пришла в ужас: ведь только ради этого и приобрела путевку, а ехать уже через неделю!

Но и отказаться так просто от мечты было невозможно. Вероятно, следовало задействовать дипломатические каналы. Посольство России – родины Пушкина ничем помочь не могло: Алла Беленкова – гражданка Эстонии. Обращаться напрямую в посольство Великобритании учительница не решилась. Выручил знакомый чиновник эстонского Министерства культуры Мадис Ярв, отвечающий за внешние связи. Он пообещал связаться с британским посольством и предложил Беленковой потом самой туда позвонить. Она так и сделала. К этому времени работники посольства, выслушав чиновника, уже успели связаться с коллегами в Риме и сообщили Беленковой, что разрешение на посещение резиденции дано.

Алла Ильинична ожидала дотошной проверки своей скромной персоны, но вопрос у британцев был только один, да и то риторический: «Неужели это кому-то еще интересно?» Впрочем, как выяснится позже, у них были основания для этого вопроса.

...Точно в назначенное время Алла Беленкова вошла на территорию резиденции посла Великобритании. Ее встретил Теренс Шаре, местный австралиец, обслуживающий резиденцию.

Вилла Зинаиды Волконской – «царицы муз и красоты», как называл ее Пушкин – плохо сохранилась. Не говоря уже о находившихся в ней ценностях – они просто исчезли вскоре после смерти княгини.

А что же Аллея памяти? На ней когда-то было восемнадцать памятников, сейчас остались считанные единицы. В основном неизвестным людям – дворникам, слугам, каким-то древним римлянам...

«Но где же Пушкин?» – с нарастающим волнением думала Алла Ильинична. «А вот он», – указал сопровождавший её Теренс Шаре. Учительница взглянула – и заплакала: памятник великому русскому поэту оказался разрушенным. В отличие от соседнего, поставленного в честь никому не известного человека.

В первозданном виде первый памятник Пушкину видел исследователь жизни и творчества поэта Иван Бочаров, один из авторов «Итальянской пушкинианы», побывавший здесь в 1960-е годы. Затем это место посетил другой пушкинист Владимир Фридкин. При нем верхняя часть памятника была уже снесена, но лежала рядом.

Четверть века после него не ступала здесь нога русского человека. Пока не приехала сюда учительница из Таллинна Алла Беленкова. Увы, ей довелось увидеть только основание. На нем тоже написано имя Пушкина, но верхней и главной части памятника, некогда увенчанной изваянием орла, уже не существует.

Теренс Шаре объяснил, что его разрушило время: все-таки монумент сооружен более полутора столетий назад, а мрамору, из которого он сделан, – тысячелетия... И все же, убеждена Алла Ильинична, памятник Пушкину можно было сохранить. Если бы кто-то в этом был заинтересован. А кто должен быть заинтересован? Конечно, в первую очередь Россия, родина великого поэта.

Но десятилетиями не ступала здесь нога русского человека. Поэтому понятно и удивление британцев, что этот памятник вдруг кого-то заинтересовал.

Теренс Шаре и сам очень расстроился, увидев слезы на лице русской учительницы из Эстонии. Он повел ее к русским, как сказал, березам, которые посадил в год 200-летнего юбилея Пушкина. Пытаясь утешить гостью, заверил, что никто здесь не забудет его имени. И, прощаясь, подарил на память белую розу, выращенную им в здешнем саду.

Роза – красивый цветок, но недолговечный. Шишка с южного кедра, растущего на территории резиденции, дольше будет напоминать о той поездке.

К счастью, есть на земле место, способное Аллу Ильиничну и утешить в дни печали, и наполнить душу светом и вдохновением. Это близко от её дома, хотя и по ту сторону государственной границы. Конечно же, это Пушкинский заповедник.

В Таллиннском Линнамяэском русском лицее есть многолетняя традиция. Ученики, поступившие в десятый класс, выезжают в Пушкинский заповедник, где проходит торжественный ритуал посвящения в лицеисты. С восьмиклассниками Беленкова ездит просто на экскурсии.

И сама она два-три раза в год наведывается в эти необыкновенные места – побродить по любимым аллеям, подышать этим неповторимым воздухом...

 

«День за Днем», 21.07.2000 и «МК-Эстония», 01.11.2017