Тот самый Левченко

Просмотров: 270

Тот самый Левченко

Мы с Григорием Николаевичем встречались осенью 1989 года, накануне Дня милиции. Говорили об уголовном розыске. Почти три десятилетия спустя, осенью 2018-го, мы вновь встречаемся. Накануне Дня полиции. Говорим об уголовном розыске. Правда, в тот раз тема нашей встречи была более конкретной.

 Григорий Левченко, руководитель отдела по раскрытию убийств и других тяжких преступлений против личности (в просторечии – «убойного») Управления внутренних дел города Таллинна, рассказывал мне, журналисту газеты «Молодежь Эстонии», о том, как его группе удалось раскрыть тяжкое преступление, поначалу не имея на руках ни одной улики. Нулевой вариант, как говорили в таких случаях сотрудники уголовного розыска.

Статья, опубликованная в День милиции, 10 ноября, так и называлась – «Нулевой вариант, или Восемь дней по следам убийцы».

Начиналась она так:

«10 июля в половине седьмого утра Левченко был поднят телефонным звонком. Звонил начальник уголовного розыска УВД города Таллинна Олег Петрович Попко: «Гриша, три минуты на сборы. Кажется, убийство…»

Убийства – это по его, Левченко, части. Он возглавляет недавно созданный в УВД отдел по борьбе против личности. Вернее, воссозданный. <…> Собравшись за три минуты, Левченко прибыл на место происшествия по указанному адресу – улица Академия, 9, комната 341 – когда здесь уже находились оперативные работники Октябрьского РОВД, судебно-медицинские эксперты, представители прокуратуры. На кровати – труп девушки…»

И никак зацепок. Нулевой вариант.

Это было 10 июля. А уже вскоре в очередной еженедельной сводке МВД ЭССР, представленной через СМИ общественности, среди прочих было и такое сообщение: «18 июля в Тарту сотрудниками милиции задержан О., обвиняемый в убийстве, совершенном в общежитии Таллиннского политехнического института». О том, какой колоссальный труд и напряжение ума профессионалов уголовного розыска стоит за этой скупой строкой из сводки, собственно, и повествует эта большая статья. Хотя и в нее, наверное, попало далеко не все.

И вот опять беседуем с Григорием Николаевичем Левченко. Тем самым. Я спросил, помнит ли он давнишнее то дело. Да, конечно, и очень хорошо. Как и многие другие эпизоды из своей богатой практики.

Но вот что характерно. В течение почти трех часов, что мы беседовали, Григорий Николаевич старался назвать как можно больше коллег, с которыми ему довелось сотрудничать, не жалея в их адрес благодарностей, подчеркивая этим, что без них и он не состоялся бы как профессионал. И вообще, уголовный розыск – это дело коллективное.

Часто, назвав несколько имен, он делал паузу, видимо, стараясь вспомнить еще кого-то, чтобы никого не забыть, и добавлял, досадуя, видимо на себя, что не смог этого сделать за давностью лет: «И другие сотрудники». Впрочем, таким же добрым словом вспоминает он и людей, с которыми судьба свела еще до прихода на службу в милицию.

Поэтому логично, что, отвечая на вопрос, какими основными качествами должен обладать сотрудник органов охраны правопорядка, Левченко, не задумываясь, ответил: «Надежность. Чтобы коллега, работающий рядом с тобой, мог доверять тебе, как себе, положиться на тебя, всегда готов был, как говорится, пойти с тобой в разведку. И ты, конечно, в свою очередь, тоже на это рассчитываешь. Это – главное. Все остальное уже потом».

Впрочем, с первым коллегой, имя которого назвал Григорий Николаевич, ему непосредственно вместе работать по конкретным делам не пришлось. Это Василий Родионович Грищенков. Тем не менее, Левченко и ему очень благодарен. За то, что именно по инициативе Василия Родионовича был создан Клуб ветеранов правоохранительных органов. Опять же, конечно, не один создавал, а при поддержке товарищей, среди которых был и сам Григорий Николаевич.

Грищенков, к сожалению, уже ушел из жизни, но есть люди, продолжающие начатое им дело. «Это Иван Романович Кастюк, Сергей Афанасьевич Богданов, Александр Павлович Мажаев, Юрий Ионович Капустин и другие наши товарищи», – отмечает Левченко.

По его словам, Клуб ветеранов правоохранительных органов стал отдушиной для тех, для кого эта служба была не просто работой, а настоящим призванием, может, даже где-то и образом жизни. Эта организация стала как бы связующей нитью с прошлым, с тем чем-то очень важным, что их всех объединяет, независимо от того участка, на котором они трудились. Людям приятно встречаться, вспоминать прошлое: и то, чем есть все основания гордиться, и то, о чем можно посожалеть или, наоборот, посмеяться над какими-то моментами. Поздравляют с днями рождения, поддерживают друг друга.

Естественно, Клуб отмечает в своем кругу как Дни милиции по старой памяти, хотя этот профессиональный праздник в Эстонии ушел в историю, так и официально Дни полиции Эстонской Республики. Праздники почти совпадают по дате, что особенно символично, наверное, для тех, кому довелось послужить как в милиции, так и в полиции.

Для таких, например, бывших сотрудников правоохранительных органов, как Григорий Левченко.

О чем, например, можно сожалеть?

«Скажем, техническая оснащенность, – говорит он. – Те возможности, которые имеют сегодня в своем распоряжении наши коллеги и считают это чем-то само собой разумеющимся, нам в свое время и в фантастическом сне не могли присниться. О чем говорить, если у нас когда-то на 30 человек в отделе было 6-7 печатных машинок, а бумаг-то уйму надо было печатать. И ходить с этими бумагами по кабинетам. Сколько драгоценного времени мы тратили на то, что сейчас делается за секунды, не вставая со стула. Ну, и, конечно, возможности обнаружения улик. Думаю, что, имей мы такие же возможности, скажем базу данных ДНК, смогли бы раскрыть преступления, оставшиеся нераскрытыми (это же не секрет, что, к сожалению, есть и такие), или сделали бы это проще и быстрее, чем получилось у нас».

Григорий Николаевич по роду службы часто имел дело с темными сторонами жизни, с личностями неприятными, с людскими бедами и трагедиями. Сам же он – человек, настроенный к окружающему миру чрезвычайно позитивно. О чем бы ни рассказывал, всегда у него – коллектив отличный, люди прекрасные, начальник замечательный… А улыбка и частый смех дополняют этот образ счастливого человека.

Собственно, начиная с истоков, с его родной деревни Заньки Нежинского района Черниговской области, что на Украине. С такой любовью к родному краю он о нем рассказывает, что так и хочется сообщить его землякам: в Эстонии есть весьма достойный представитель вашего края!

«Знаете ли вы, чем знаменита наша деревня? – спрашивает Григорий Николаевич и сам же отвечает: – Это малая родина знаменитой артистки Марии Заньковецкой, которая входит в первую сотню самых выдающихся людей Украины. Писатель Михайло Коцюбинский хоть и не из нашей деревни, но тоже наш, черниговский. А другой писатель, Николай Васильевич Гоголь, учился у нас в районном центре Нежине…»

Григорий Николаевич еще и очень деликатный человек. Отвечая на тот же вопрос о необходимых качествах сотрудника уголовного розыска, он, раскрывая понятие надежности, отметил, в частности, что важно уметь не трусить.

А что, встречались такие, кто трусил? Левченко тут же деликатно уточнил: «Не то, чтобы трусили, просто некоторые, может, по складу характера не были готовы к работе, связанной с риском. Им предлагали другую работу, не связанную непосредственно с уголовным розыском, такую, где требовались качества, которыми они, возможно, обладали в полной мере. Это как в море. Есть же люди, которые не переносят малейшую качку, начинается морская болезнь. Это же не значит, что они боятся качки, трусят, просто так у них организм устроен».

Сравнение с морем Григорий привел не случайно: знает о нем не понаслышке.

Как-то приехал он в Таллинн, где жил его дядя, он же крестник. И поступил в железнодорожное училище, получил профессию слесаря-электрика подвижного состава электропоездов. Поработал полгода в Пяэскюласком депо и был призван на Балтийский флот. По окончании учебки в Лиепая служил в Польше, на сторожевом корабле СКР-90 командиром отделения газотурбинистов. Излишне уточнять, что команда у них была отличная, а особенно командир корабля капитан 3-го ранга Русанов.

Именно там, на корабле, зародился у Левченко интерес к службе в милиции, и именно в уголовном розыске.

«У некоторых матросов старшие братья работали в уголовном розыске, рассказывали об этом во время вечернего чая – есть во флотском распорядке дня такая традиция – я слушал и в какой-то момент стал понимать, что это именно то, чем я должен заниматься, – рассказал Григорий. – Да и фильмов про милицию насмотрелся, книжек про Шерлока Холмса начитался».

Разумеется, коллектив у них в Пяэскюласком депо был отличный, мастер Федоров – золотой человек, поэтому демобилизованному моряку Левченко непросто было объявить товарищам по работе в депо о своем решении поступать в ТССШМ – Таллиннскую среднюю специальную школу милиции. Однако все отнеслись к его желанию с пониманием.

Школу милиции Григорий Левченко окончил с отличием. Благодаря не только собственному усердию, но и великолепным преподавателям, как он подчеркивает. «Звонов, Стуколкин, Соони, Гусев, Приютов, Лео Ратасепп, Юрий Шарик и другие – настоящие корифеи своего дела, досконально знавшие его как практики, и умевшие свой предмет доходчиво преподать, – говорит Григорий Николаевич. – Не случайно ТССШМ славилась качеством подготовки слушателей и за пределами Эстонии».

Новоиспеченный инспектор уголовного розыска, пришел в Морской районный отдел внутренних дел. Точнее, его персонально пригласил заместитель начальника отдела Алексей Деев. Незадолго до выпуска слушатели выполняли игровое практическое задание, требовавшее использования навыков, которым обучались в школе, и Деев по указанию начальника РОВД Владимира Тришкина пришел понаблюдать: может, обратит на себя внимание способный парень. Понравилось ему, как проявил себя в этой игре выпускник Григорий Левченко, вот и пригласили его в Морской РОВД.

Молодому специалисту был поручен Маарду, входивший тогда в состав этого столичного района. Игры кончились, началась реальная жизнь, но и в ней Григорий Левченко преуспел, поэтому вскоре его назначили заместителем начальника уголовного розыска Морского РОВД, а затем и начальником угро.

Впрочем, восхождение по карьерной лестнице, уверяет Григорий Николаевич, самоцелью для него никогда не являлось. Главное – качественно выполнять свои обязанности. А на какую должность его назначать, это пусть начальство решает. Если говорить о ближайшем то после Владимира Тришкина Морской РОВД возглавил Анатолий Малкин, которого Григорий Николаевич также вспоминает добрым словом.

Образованием, полученным в ТССШМ, Левченко не ограничился – уже через год поступил в ленинградский филиал Академии внутренних дел. На заочное отделение, естественно. Хорошее образование – это, конечно, важно, но еще важнее – внутренняя предрасположенность к такой работе, то самое, что называется талантом.

Были же примеры, рассказал Григорий Николаевич, когда люди, пришедшие к ним в Морской РОВД после обычного института и прошедшие лишь краткосрочные курсы, весьма успешно выполняли свои обязанности.

«Владимир Кормилицын, Станислав Цой, Алексей Левщанов, Александр Блащенко – эта группа в мою бытность работы в Морском отделе показывала отличные результаты по раскрываемости преступлений среди несовершеннолетних и профилактике преступности среди этой категории», – с удовольствием Григорий называет еще одну группу своих бывших коллег. А их становилось все больше. «Когда я пришел в отдел, уголовным розыском занимались 7-9 человек, а когда уходил через семь лет на другое место, – уже 45, – вспоминает Левченко. – И это было оправдано. Район быстро разрастался, а это было чревато и ростом преступности.

Впрочем, же на сотрудниках Морского РОВД в определенный период была возложена и одна специфическая и особо ответственная задача: обеспечение безопасности во время парусной регаты Олимпиады-1980. Ведь большинство олимпийских объектов располагались на территории этого района. Эта тема, которая, как интригующе отметил Григорий Николаевич, заслуживает отдельного большого рассказа.

Олимпиада закончилась, а район ударными темпами продолжал расти вширь и ввысь.

Один за другим на каменистом пустыре вырастали не то, что отдельные дома, а целые микрорайоны. И одновременно нарастал вал квартирных краж. Видимо, воры, сообразили: у строителей одна задача – гнать и гнать квадратные метры жилья, им не до таких «мелочей», как, скажем, надежные двери. Счастливые новоселы о безопасности своих новеньких квартир тоже особо не задумываются.

Сотрудники уголовного розыска призывали строительное начальство более тщательно продумать конструкции дверей на предмет безопасности квартир, но главным их делом было, конечно, раскрытие краж, раз уж они случались.

И тут следует отметить то, на что Григорий в нашем разговоре сделал особый акцент. Мы и раньше догадывались об этой скрытной стороне деятельности сотрудников уголовного розыска, но публично говорить об этом было нельзя. А сейчас – можно. Так ветеран уголовного розыска объяснил свое внимание к этой теме. А именно: работа с агентурой. То есть с людьми, которые поставляют сотрудникам уголовного розыска (а только им дано право использовать такие методы) информацию, позволяющую раскрыть то или иное преступление.

«Эта часть нашей работы – особое искусство, – подчеркивает Левченко. – Выйти на нужного человека, потенциально способного принести пользу ценной информацией, привлечь его к сотрудничеству, заинтересовать, беречь этого человека – все это не так просто. Нужны, в частности, и знания психологии. Зато кому дано такое умение, у того и результаты хорошие.

И опять – имена, имена. «Серов Валерий Леонидович, Мажаев Александр Павлович, Сарафанников, тот же Кастюк Иван Романович, Полковников Сан Саныч, Попко Олег Петрович, Капустин, Рапицкий, Сергей Элошвили, Дзыбал, Харченко, и многие-многие другие – вот настоящие корифеи оперативного искусства, вот кладезь профессионального мастерства!» – не жалеет комплиментов в адрес коллег Григорий Николаевич. А если поговорить с кем-нибудь из них, наверняка, сказали бы: «Был у нас настоящий корифей оперативного мастерства, Гриша Левченко».

Так вот об агентурном аппарате. «В том, что преступники изобличались и представали перед судом, немалая заслуга есть и этих людей, имена которых никто из посторонних никогда не узнает, – констатирует Левченко. – Как никто не знает имен действующих разведчиков. Агенты тоже, кстати, рискуют, как и разведчики. Преступники ведь, как правило, не дураки. Если накрыли их группу, они начинают анализировать: где произошел прокол? Так что беречь агента – это не пустые слова».

Взять те же квартирные кражи. Как подступиться? «Теоретически возможен путь, так сказать, экстенсивный: тотальный опрос чуть ли не всего населения района в надежде найти в этом «стоге сена» ту самую «иголку с ниткой», которая поможет выйти на преступников, – разъясняет Григорий Николаевич. – Но проще и быстрее действовать через агентурный аппарат».

А бывает, что информация агента в раскрытии преступления имеет решающее значение. Скажем, когда налицо тот самый «нулевой вариант». То дело, что было описано в статье, ведь далеко не единственное подобного рода, немало было «нулевых вариантов».

Особенно хорошо помнятся, конечно, так называемые резонансные дела. Вот одно из них: двойное убийство в Пирита, в свое время потрясшее общественность. Преступник убил хозяев дома с целью банального грабежа. На месте преступления побывал начальник управления уголовного розыска республиканского МВД Велло Рикас. Даже из Москвы приезжал представитель министерства.

Однако само по себе личное внимание высокого начальства раскрытия преступления не приближает. В данном случае приблизила информация агента, с которым работал хороший, как не преминул подчеркнуть Левченко, оперативный сотрудник А. Трейер, отвечавший за этот район. С агентом была организована контрольная встреча, ему задали дополнительные вопросы, после чего картина преступления стала яснее.

Полученная информация была доложена заместителю начальника Морского РОВД по оперативной работе Пеэтеру Шульцу, который через некоторое время принял личное участие в задержании преступника. Вместе с Григорием Левченко. В операции приняла участие и сотрудница отдела Зоя Смирнова. Женщин?!

Дело в том, пояснил Григорий Николаевич, что операция была не совсем стандартной. Во избежание непредсказуемых последствий решили задержать вероятного преступника без лишнего шума. И воспользовались тем, что вскоре предстояли выборы народных депутатов в органы власти. И вот сотрудники уголовного розыска изобразили роль людей, которые ходят по квартирам с целью уточнения списков избирателей. Убийца – тоже потенциальный избиратель, поэтому впустил в дом группу без вопросов. Ну, а дальнейшее уже было, как говорится, делом техники.

А бывало, что, когда даже от агентов нет информации, на помощь приходило то, что называется оперативным везением. И такой метод, как личный сыск. Вот один пример.

Как-то пошла волна краж из ласнамяэских детских садов. Воры выносили из садиков ковры, радиоаппаратуру и другие ценные вещи. И – никаких зацепок. Вообще ничего. Словно инопланетяне прилетали, проникали в садик, забирали все ценное и улетали к себе.

В том, что кражи совершали все-таки не они, а кто-то из местных жителей, довелось убедиться, когда на двух стульях были обнаружены следы обуви: видимо, преступники вставали на них, чтобы достать привлекшие их внимание предметы с верхней полки.

Это были следы кроссовок одной известной фирмы, на отпечатке четко был виден ее логотип.

Тут можно сделать небольшое отступление, чтобы рассказать о случае из тех, над которыми спустя некоторое время можно посмеяться. Про эти два стула. Один из них стоял в кабинете у начальника, а новая уборщица, которую не успели проинструктировать на предмет особенностей уборки в кабинетах сотрудников уголовного розыска, добросовестно вытерла стул. К счастью, второй стул с таким же следом от обуви находился в специальной комнате для хранения вещественных доказательств.

Как-то уже вечером поступил сигнал дежурному, что найдена связка ключей с номером одного из садиков, где произошла кража. Причем нашли ее на другом конце города, в Пяэскюла, около мусорного контейнера.

Начальник районного угро Сан Саныч Полковников и его зам Григорий Левченко решились съездить на место немедленно. Прибыли к тому самому контейнеру, стали осматриваться. То есть, осуществляли личный сыск. Возможно, один из преступников, завладев каким-то образом ключами от садика и уже обокрав его, решил выбросить ключи за ненадобностью в мусорный контейнер, но нечаянно обронил.

Тут мимо парень идет, несет магнитофон «Маяк» – такой же был похищен в детском саду. И что характерно, на ногах у него те самые кроссовки, след от которых был обнаружен на стульях. Важная деталь, учитывая, что такими кроссовками в то время мало кто мог похвалиться.

Короче говоря, благодаря этой, казалось бы, случайной встрече серия преступлений была раскрыта. Правда, Григорий Николаевич уточнил уверенно: преступники все равно рано или поздно были бы изобличены, но в данном случае это произошло таким образом.

Везение? Чутье сыскарей, как они себя в своем кругу называли? Да, безусловно, и везение, и чутье, но тут необходимо важное уточнение: так может повезти только трудолюбивым сотрудникам. Стало быть, трудолюбие – еще одно, после надежности, важнейшее качество сотрудника органов охраны правопорядка.

Ведь дело было вечером. Рабочий день окончен, ничего такого из ряда вон выходяшего не случилось, что надо мчаться на другой конец города. Съездить туда можно было и на следующий день. Тем не менее, помчались.

В принципе, обычное дело, по словам Левченко, когда ты являешься на работу к 8 утра (а иногда и в 6.30, как нам уже известно) и не знаешь, когда день будет закончен. Вполне возможно, что продлится допоздна. А ведь дома семья.

Кстати, что касается семьи Григория Николаевича, то тут случай не очень характерный. Дело в том, что он со своей Прасковьей Васильевной знаком с первого класса – учились в одном классе. Если же вести отсчет дружбы и любви с момента возникновения взаимной симпатии, то это где-то с пятнадцати лет.

«Я очень благодарен супруге, – сказал Григорий Николаевич. – Домашние дела, забота о детях – все это в основном она взяла на себя, хотя тоже работала. И всем женам сотрудников уголовного розыска хочу выразить признательность за понимание и моральную поддержку».

Слушая человека с такой доброй душой, невольно ловишь себя на мысли: может, он и к преступникам, которых изобличал, относился с жалостью? Хотя бы к некоторым.

Да, было такое, согласился Григорий Николаевич, и рассказал такой случай. Уточнив только: не то, что жалость к преступнику, а скорее, сожаление он испытал, когда стало ясно, что неплохой вроде бы человек сломал себе жизнь буквально на ровном месте. Впрочем, другой человек тоже на ровном месте вообще лишился жизни.

Трагедия произошла в праздничный день 7 ноября. Прошла демонстрация трудящихся, в домах застолье, у всех хорошее настроение. И вдруг – как гром среди ясного неба: в Мустямяэ, около кинотеатра «Кая» – убийство. Человек застрелен выстрелом в голову из огнестрельного оружия.

Картина случившегося прояснилась через неделю. Один мужчина собрался назавтра с утра ехать на охоту и пошел в магазин, чтобы купить бутылку водки, которую хотел взять с собой. Когда шел обратно, на него напали двое, избили и водку отобрали. Избитый мужчина сходил к своему «Москвичу», припаркованному неподалеку, достал из багажника охотничье ружье и вернулся на место происшествия. Один из тех двоих находился там же. Выстрел – и все было кончено. То есть, как бы самосуд устроил охотник: сам приговорил обидчика к высшей мере и сам же привел приговор в исполнение.

Или так получилось нечаянно? «Я спросил у него: может, хотел только ранить? В ногу, скажем. Нет, говорит, куда целил, то есть в голову, туда и попал. Так и запишите. Сложные чувства я тогда испытал. Да, чего только не случалось в нашей практике, было и такое», – рассказал Левченко.

Отвечая на этот конкретный вопрос, он, конечно, не мог упустить случая, чтобы не назвать коллег, вместе с которыми расследовал это дело: сотрудники Октябрьского РОВД Майборода, Чистяков… И после паузы: «И другие сотрудники». А также его коллеги по городскому «убойному» отделу, который он в это время возглавлял. Назначен был на эту должность по предложению заместителя начальника столичного УВД по оперативной работе Валерия Леонидовича Серова – профессионала высочайшего класса, как его охарактеризовал Левченко.

Такая структура и раньше существовала под руководством Ильмара Вахтра, но была упразднена. И вот теперь восстановлена. Григорий Николаевич с удовольствием перечислил товарищей по отделу: «Скрынников, Антонович, Тимощук, Чаплинский…» И после паузы: «И другие сотрудники».

Менялись времена, и нарождались новые виды преступности. Например, т. н. организованная. Конкретно – вымогательство, когда такие организованные группировки беспощадно вымогали деньги у только встающих тогда на ноги предпринимателей. В народе это называлось «крышеванием»: бандиты цинично объясняли предпринимателям, что деньги от них требуют за обеспечение «крыши», то есть защиты от других вымогателей. А сопровождая свои требования угрозами, давали понять, что выбора у них нет.

Тем не менее, выбор был. Одна из жертв вымогателей, рассказал Григорий Николаевич, хозяйка пивного бара, не побоялась заявить в правоохранительные органы, и в результате хорошо продуманной операции преступники были задержаны.

Реальностью стали и наркотики. Григорию Левченко и его коллегам довелось осуществить операцию по раскрытию одного из первых в Эстонии преступлений, связанных с употреблением наркотиков. А также с их реализацией.

Как-то от агента была получена информация, что лица, прибывшие из одной южной республики, ищут возможность сбыта в Таллинне наркотических средств.

«Было решено, что в роли покупателя должен выступить наш сотрудник. Это было рискованно, ведь малейшая фальшь в его поведении – и вся операция могла пойти насмарку, поэтому Петрович очень тщательно готовился и в результате блестяще справился со своей ролью», – рассказал Левченко, имея в виду еще одного своего коллегу – Сергея Петровича Мельника.

Эпизоды, подобные тем, о которых рассказал Григорий Николаевич, конечно, происходили не каждый день. А из чего состоит обычный, так сказать, день сотрудника уголовного розыска? Скажем, кражи из подвалов. Или, допустим, когда в моду вошли шапочки-«петушки», и преступники срывали их прямо с головы людей… Рутина, в общем, обмолвился Григорий Николаевич, но сразу поправился: «Впрочем, это для нас рутина, а для человека, у которого украли велосипед или тут же шапочку, это – беда, не только материальная потеря, но и моральное потрясение, а если вор или хулиган остаются безнаказанными, это горькое чувство только усугубляется. Так что сотруднику уголовного розыска надо уметь ставить себя на место потерпевшего, даже если имеет место преступное деяние по нашим меркам вроде бы довольно мелкое».

…Время движется своим чередом, все дальше в прошлое уходят будни сотрудника уголовного розыска. Какие-то подробности стираются в памяти.

Вот почему так нужен Клуб ветеранов правоохранительных органов, считает Григорий Николаевич. «Опять, уже находясь на заслуженном отдыхе, войдя в сообщество коллег, посвятивших большую часть жизни охране правопорядка в республике, ты чувствуешь, что все то, что тебе так дорого, пережитое в годы службы и составлявшее смысл твоей жизни, как бы вновь возвращается к тебе», – пояснил ветеран уголовного розыска.