Просмотров: 21

Остановись. Вспомни. Подумай

Лето. В разгаре сезон ухода за многочисленными воинскими захоронениями и памятниками. В Эстонии их много. Среди тех, кто каждый год обустраивает места захоронений советских воинов, павших на территории Эстонии во время Великой Отечественной войны, есть и скромная общественная организация «Рубин». Ее создал бывший офицер советской армии Олег Тее. Цель – посильная помощь ветеранам, проживающим в столичном районе Ласнамяэ и уход за воинскими захоронениями по всей Эстонии.

Всего на территории Эстонии находится 248 таких захоронений, где покоятся останки 81 541 военнослужащего. Личности 38 300 из них установлены, 43 241 – неизвестны. Олегу Теэ эти цифры известны еще с конца 1980-х годов, когда он был военным комиссаром Выруского района. До этого уроженец Нарвы служил в ракетных частях в Сибири. «У меня сохранился рапорт от 1989 года военкому республики о состоянии воинских захоронений в Выруском районе, – сказал Олег Теэ. – Так что сейчас я как бы продолжаю заниматься тем же. Только теперь уже в свободное от работы время, в выходные дни».

Правда, не сразу этим занялся. Когда Эстония обрела независимость, военкомат упразднили, и Олег уволился из армии (год не дослужив до выслуги лет, дающей право на военную пенсию, а уезжать с родины ради этого куда-то очень далеко, как предлагали, он отказался), ему было не до общественной деятельности: в семье двое детей, надо было думать, как и на что жить.

Все наладилось, и десять лет назад он занялся захоронениями. После того, как не стало отца. Так что и в память о нем тоже. Дело в том, что 22 сентября – годовщина освобождения Таллинна от фашистских захватчиков – это и день освобождения отца Олега из плена, где он содержался как военнопленный.

УСПЕТЬ ДО ТЕМНОТЫ

Первый в сезоне выезд состоялся в Выруский уезд, на самый юго-восток Эстонии. Вместе с Олегом отправились его старший товарищ Александр Васильевич Загорнов, 70-летний военный пенсионер, Андрей, зять Олега, и автор этих строк.

Сперва мы заглянули на Выруское кладбище, что на окраине города. Прямо напротив  расположения Куперьяновского батальона – элитного подразделения эстонских Сил обороны – участок советских воинских захоронений. Среди других выделяется доска, на которой указано имя Юрия Севрука. «Он был писателем, сотрудником фронтовой газеты, погиб в 1944-м в этих местах», – пояснил Олег Теэ.

Горящая свеча, свежие цветы... Интересно, кто приходил сюда помянуть Севрука? Это мы случайно узнаем на следующее утро.

А пока поспешили на первый из намеченных объектов – обелиск в Хаанья. Рядом с Суур-Мунамяги, самой высокой вершиной Прибалтики. Напротив – парковка, магазин сувениров и рукоделия. В общем, уголок, где всегда ждут туристов. Памятник находится в ста метрах от дороги. Но мало кто знает, что там, на вершине холмика, за густым ельником спрятан обелиск, под ним захоронены 60 бойцов. 

Олег признался, что первый раз сам не мог найти этот памятник, помогли местные женщины, которые рассказали, что, будучи пионерками, стояли там в почетном карауле. Раньше у дороги был и указатель – «Братская могила – 0,1», который Олег нашел  скрученным и валявшимся в придорожной канаве. Взял себе на память.

Подъехать к памятнику оказалось невозможно, пришлось все необходимое тащить на себе: грабли, лопаты, топор, пилы, щетки, химикаты всевозможные и т. д. Все, кроме главного – кетчера, аппарата, который мощной струей воды очищает камень от мха и черноты. Бочки с водой и генератор можно доставить к месту работ только на машине.

Поэтому вынуждены были чистить обелиск вручную, щетками. Причем драили с таким тщанием, будто завтра здесь ожидаются важные иностранные гости. Хотя на самом деле, наверное, не скоро сюда заглянет хоть какая-то живая душа. Территория вокруг также, конечно, аккуратно прибрана. Последний штрих – зажженная свеча и цветы.

И – сразу на следующий объект, в Рыуге. Надо успеть до наступления темноты обновить воинский мемориал на тамошнем кладбище. Здесь захоронено 145 человек. Только приступили к работе – тут же прикатила на велосипеде смотрительница кладбища. Выяснив, в чем дело, осталась довольна.

Вот здесь кетчер пригодился. Или «кеша», как любовно называет его Андрей, работающий с аппаратом.

И ОДИН НЕИЗВЕСТНЫЙ

Свеча, цветы – и в Выру, ночевать. Чтобы с утра пораньше отправиться на следующий объект. Но перед этим, во время завтрака в гостинице, мы познакомились с людьми, которые накануне навестили могилу Юрия Севрука. Оказывается, это были его сын Андрей Георгиевич Севрук с женой Светланой, специально приехавшие из Москвы. Они рассказали, что часто приезжают в Выру, напомнили, что когда-то в местной школе был отряд имени Севрука, в городе была улица Севрука...

Попрощавшись с гостями, мы поспешили в деревню Тсоору. Там тоже есть захоронение. На высоком холме. Внизу озеро с островом. Красиво. Памятный знак скромный: небольшое каменное основание, к которому прислонена плита с 13 фамилиями. Хотя по архивным данным здесь должно быть похоронено 17 человек.

Поставили плиту на цементный раствор, выложили кирпичом дорожку, подрезали кусты вокруг, сгребли листву...

Тут к нам завернул проезжавший мимо местный житель. «Можно сфотографировать?» – достал он телефон. Айвар, уроженец здешних мест, рассказал, что его на этом месте в пионеры принимали. Тогда здесь памятник воину стоял, который перенесли с кладбища, а в начале 1990-х обратно на кладбище увезли. «Говорят, здесь вместе с русскими и два немца похоронены», – сообщил Айвар.

Он рассказал, что его отец в первую мобилизацию попал в немецкую армию, сразу уточнив – в вермахт, не в СС. И то на фронте не был, по хозяйству больше. А брат отца был в Красной армии. После войны они встретились, выпили...

Словоохотливый Айвар рассказал также, что в старину здесь было поместье Фиренгоф, во время войны стоял немецкий госпиталь, а сейчас местные почему-то называют этот парк Еврейским.

Обелиск в Литсметса, который стоит в лесу возле дороги, был самый запущенный. Здесь пришлось повозиться несколько часов. Кстати, очень пригодился судогодский плоскорез – так называется с виду простой, но на деле очень полезный и универсальный садовый инструмент. «Подарила одна торговка на Центральном рынке, когда узнала, чем мы занимаемся, – пояснил Олег. – А свечи эти мы купили на те 10 евро, которые нам подарили москвичи, с которыми встретились на Военном кладбище в Таллине, где недавно работали».

У этого обелиска захоронены 16 человек. Были и плиты с именами, но от них остались только следы. «Да, были плиты», – подтвердил проезжавший мимо пожилой мужчина.

И, наконец, Урвасте. Особое место для Олега Теэ. Сам он уроженец Нарвы, но его предки в поисках лучшей доли отправились отсюда в Россию. «Может, вот на этих полях гнули они спину на хозяина», – указал он в окно, когда мы приближались к последнему, пятому объекту, где успели поработать за эти два дня. Всего же в Выруском уезде 21 захоронение.

Это, в Урвасте,  в приличном состоянии. Работы здесь немного. Захоронено 309 человек. В том числе тот единственный неизвестный боец среди 3046, которые, сложив головы на войне, нашли покой в выруской земле.

АГРОНОМ-ИСТОРИК

В следующий раз мы отправились в Пярнуский уезд, чтобы привести в должный вид воинские захоронения, имеющиеся в этом уезде. Всего их в Пярнумаа девять.

Чтобы успеть сделать как можно больше в течение светового дня, выехали в начале седьмого утра. На этот раз к нам присоединился сын Олега Эдуард, заменивший Васильича.

Первый объект – кладбище в Пярну-Яагупи, в самом начале которого стоит воинский мемориал. Здесь покоятся 65 военнослужащих, 21 из которых идентифицирован. Впрочем, первая остановка была у речки – надо было заправить водой помещенную на прицеп емкость объемом в кубометр для «кеши» – основного орудия труда в арсенале группы. И все остальное, прибыв на место, выгружаем из машины – щетки, лопаты, грабли, лом, косилку, садовые ножницы, химикаты, лестницу. Не забыт, конечно, и наш любимец судогодский плоскорез.

Завершающий по традиции работы на объекте штрих – цветы и зажженная свеча.

«В своей книге воспоминаний командующий артиллерией Эстонского стрелкового корпуса генерал Карл Ару писал, что он верит – на могилах наших бойцов всегда будут цветы, – заметил Олег. – Мне эти слова запомнились».

Работы по уходу за братскими могилами всегда привлекают внимание местных жителей. Обычно они доброжелательны, люди старшего поколения часто пускаются в ностальгические воспоминания.

Вот и в Пярну-Яагупи к нам подошел пожилой мужчина с видеокамерой, вежливо поинтересовался, мол, кто такие, что да почему. Хельмуту Рукки 82 года, он всю жизнь живет в этих местах, хорошо помнит, как 8 июля 1941 года немцы вошли в Пярну, где он тогда учился в школе, а 23 сентября 1944 года – русские.

«А вы знаете, когда этот памятник был поставлен? – спросил Хельмут и сам же ответил: – В 1974 году. Я имею в виду вот этот, новый, а прежде тут был скромный такой обелиск. Автор – Александер Мельдер... Я ведь историк, поэтому все это знаю. Вот и сейчас с камерой хожу, чтобы заснять то, что может быть интересно».

Наш новый знакомый, как выяснилось, все же историк-любитель. А по профессии он был агрономом. Хельмут осведомился на прощание, когда мы опять сюда приедем. Олег ответил, что месяца через три, траву покосить...

«Траву покосить мы и сами сможем, стоит ли из-за этого ехать в такую даль», – ответил пенсионер.

ТОЖЕ СТРАНИЦА ИСТОРИИ

Далее путь лежал в поселок Лавассааре. Там нет воинского захоронения. Но есть памятный знак, тоже, несомненно, достойный внимания. Это обычный валун между двумя соснами у дороги. На валуне написано: «Остановись. Вспомни. Подумай. В этом месте в 1941-1944 годах был фашистский концентрационный лагерь. Люди, будьте бдительны».

Только выложили инструменты, как тут же появился местный житель.

«Это частная земля, и неплохо бы вам у хозяина спросить, можно ли производить тут какие-то работы, – сказал мужчина.

Никаких указателей, что это частная территория, мы не видели. Да и стоит ли так все усложнять ради того, чтобы прибрать небольшой участок? Мужчина с этим согласился, попросил только не трогать елочки, высаженные вдоль дороги. На них, разумеется, никто и не собирался покушаться.

К памятнику-валуну ведет дорожка, выложенная из покосившихся грязных плит, заросших травой. Давно, видать, здесь не ступала нога человека, давно никто не внимал воззванию памятника-валуна – остановиться, вспомнить, подумать...

Траву срезали, плиты сняли и уложили ровно, отмыли их кетчером, валун и основание, на котором он стоит, тоже тщательно вымыли. Теперь – совсем другое дело.

Опять запаслись водой – и в Аудру. Там в центре поселка захоронены 35 солдат. Это в память о них поставлен монумент, созданный тем же Александером Мельдером. Красивый и волнующий. Красивы лица двух солдат в центре композиции.

Монумент стоит на площадке, окруженной деревьями и кустарником. К площадке ведет аллея. Мемориал изрядно запущен, много здесь было работы.

Нередко в таких уединенных уголках местные жители любят проводить досуг, выпивая. Вот и здесь мы застали нескольких мужчин, сидевших на скамейке. При нашем появлении, правда, ушли, но один потом так и шатался туда-сюда.

«Я бы тоже здесь прибирал, да молодежь все равно все испоганит», – сказал он заплетающимся языком.

За скамейкой, где сидели мужчины, валялось с дюжину пустых водочных и пивных бутылок, пластиковые стаканчики, пустые сигаретные пачки... Всего же мы вывезли мешков десять больших с мусором.

Но вот и здесь нанесен последний штрих – цветы, свеча... Порядок – практически идеальный. Опять подумалось – как будто завтра ожидается посещение мемориала в Аудру важной официальной делегацией. Но нет, если кто и посетит братскую могилу, то, скорее всего, опять такая же компания – посидеть, выпить...

Между тем, уже восьмой час вечера. Больше сегодня никуда не успеть. Впрочем, сезон работ на местах воинских захоронений только начинается.

В следующее воскресенье опять ездили в Пярнуский уезд, только дальше, в сторону латвийской границы. На этот раз были обновлены три мемориала, на которых высечены – к сожалению, с трудом различимые за давностью лет – только эстонские фамилии. Это бойцы истребительных батальонов, которые летом 1941-го формировались из местного населения и вступали в неравный бой против превосходящих сил наступающего врага.

Тоже страница нашей истории...

«МК-Эстония», июнь 2011 года