Просмотров: 97

Свобода слаще сгущенки

Это хорошо понял русский медведь Малыш, который провел 17 дней в лесах Эстонии. Приехал он к нам из Москвы, чтобы принять участие в съемках художественного фильма «Сердце медведицы». Последним  рабочим днем на этом этапе была суббота, 16 сентября. Собственно, в этот день была даже не съемка, а досъемка. Всего несколько кадров. Думали часа за три управиться. Не вышло.

Ника, уставший от городской суеты 25-летний европеец, отправляется в Сибирь, влекомый жаждой иной жизни и приключений. В сибирской глухомани он становится охотником, не догадываясь, что на его долю выпадут такие фантастически е приключения, о которых он и подумать не мог... Так начинается «Сердце медведицы».

Год назад мы писали о первом этапе съемок этого фильма, который известный деятель эстонского кино, лауреат Государственной премии СССР Арво Ихо и возглавляемая им группа студии «Фама-фильм» создают по одноименному роману эстонского писателя Николая Батурина. Мы поведали тогда и о том, что приключенческий фильм и снимается с приключениями. Во всяком случае, так было на первом этапе съемок, которые в мае прошлого года проходили в отдаленных районах Северного Урала.

Без тягучки

Что было потом? Одиннадцать месяцев ничего не было: подвел российский партнер, который должен был участвовать в финансировании проекта (его бюджет – 7 миллионов крон). Пришлось искать и заключать договор с новым партнером. Им стал «Ленфильм». Произошли некоторые изменения и в актерском составе. Так, пришлось расстаться с исполнительницей главной женской роли. Теперь Эмили, женщину-медведицу, играет начинающая актриса Ильяна Павлова, коренная якутка из Тикси. К сожалению, умер народный артист России Михаил Матвеев, часть его роли передана Лембиту Ульфсаку. Кроме того, чтобы сэкономить бюджет, пришлось отказаться от многих эпизодов. Впрочем, как заверил Арво Ихо, материала так много, что продолжительность картины останется такой, как и планировалось, – два часа пятнадцать минут. «Это будет плотный фильм», – обещает режиссер. – Я люблю именно такие фильмы делать, без тягучки. Чтобы они были интересны не только эстетам, но и обыкновенным любителям кино».

На воле

В апреле этого года работа над фильмом возобновилась. Съемки проходили вновь на российском Севере и в Эстонии. А в первой половине сентября в эстонских лесах прошел особый этап съемок – с участием медведя.

Малышу – семь с половиной лет. Его рост – два метра 70 сантиметров, вес – 430 кг. Родина – Липецкий зоопарк. С трехмесячного возраста медведь живет в Москве. А точнее – в бывшей гримерной Летнего театра в парке культуры и отдыха Бабушкинского района. Работают с ним Валентина Пантелеенко и Виктор Горбачев. Валентина много лет работала под куполом цирка. А после завершения карьеры воздушной гимнастки решила заняться медведями. И Виктора приобщила.

Малыш – это мирское имя медведя. Сценический же псевдоним – Добрыня. Он – опытный артист, снимался в нескольких художественных фильмах, в детском киножурнале «Ералаш». Но то были эпизодические роли, и съемки проходили в основном в павильонах.

Здесь – все иначе. И роль большая, и съемки на вольной природе. Валентина и Виктор немного волновались: как Малыш поведет себя в таких условиях? А вдруг рванет в леса? Без намордника ведь, без ошейника. На полном доверии... Но оказалось, что вел он себя вполне пристойно, хотя и заставлял иногда понервничать. Особенно в конце последнего дня...

Не уходи, Малыш!

А начался этот день в семь утра. Нельзя сказать, что Малыш был полон энтузиазма. Он не привык так рано пробуждаться, обычно встает в десять. И к тому же очень устал накануне – работал с раннего утра до шести вечера. Много плавал. Никогда у него не было таких нагрузок... Арво Ихо рассказывает, что в течение двух недель у него были прекрасные взаимоотношения с медведем, но в конце предпоследнего, особенно напряженного дня он впервые заметил злость в глазах Малыша...

Но делать нечего, надо выходить на работу. После завтрака медведя загримировали (белое пятно на лбу – он играет Белолобку), и тот, косолапя, побрел к месту съемок. По пути завалил сосенку – любимая забава Малыша.

Надо было снять сон охотника Ники. По замыслу режиссера, это должно было выглядеть так: на фоне белой пелены появляется темное пятно. Оно постепенно вырастает и превращается в приближающегося медведя...

Арво несколько раз переставлял треногу для камеры, пока не нашел оптимальное место, потом настроил оптику (сегодня оператора Рейна Котова нет, и режиссер сам выполняет его обязанности – это первая специальность в кино Арво Ихо). Готовы к работе и дымовые аппараты – как на дальнем плане, так и на переднем – обеспечивающие белую пелену. Осталось главное...

Позже Арво Ихо признается: из всего, что уже снято (а снято 80 процентов материала) это были одни из самых сложных съемок. Четыре часа понадобилось, чтобы снять эпизод, длящийся в фильме 10-15 секунд. Оно и понятно: с человеком-актером порой непросто, а тут – медведь. Его во что бы то ни стало надо было убедить пройти точно по кромке болота – таково требование режиссера. Причем вдали, метрах в пятидесяти от камеры. И, разумеется, чтобы рядом никого не было.

Малыш не понимал, чего от него хотят. Он то бежал в лес, где скрывались Валентина и Виктор, то – в противоположную сторону. Форсировал болотное озерцо и выбирался на противоположный берег. И тогда на всю округу разносилось: «Малыш, не уходи! Малыш, вернись!» Его пытались вернуть с помощью дымовых завес, собак Тапсу и Ласки (первая – домашняя любимица Арво Ихо, а вторую купили у охотника во время съемок в Коми). Но к дыму Малыш уже привык, к собакам тоже. Нет, он, конечно, возвращался. Чтобы сбежать снова...

Агрессия неведома

И все же получилось. Первая часть сцены – появление темного пятна на белом фоне – правда, не очень хорошо. Зато вторая – идущий уже без дыма по краю болота медведь – просто идеально! Малыш метров тридцать шел точно по кромке. Бурные аплодисменты всей       съемочной группы были наградой артисту. А больше всех радовался Арво Ихо.

Шестнадцать медведей он пересмотрел, прежде чем нашел Малыша. Все это были, рассказывает Арво, обычные цирковые медведи, воспитанные методом кнута и пряника, привыкшие к наморднику. Малыш намордника и кнута не знает – только пряники. Даже голос на него никогда не повышают. Не знает он и самки. Как и вкуса мяса. А значит, Малышу неведома агрессия. Он очень добрый. Режиссер счастлив, что судьба подарила ему встречу с этим уникальным медведем. А Валентина и Виктор, в свою очередь, счастливы, что им довелось работать с режиссером, который так тонко понимает зверя, так много с ним возится, хотя вроде бы и других забот полно.

В этот последний день Малыш не впервые удивил. Он и раньше как минимум дважды сделал то, о чем режиссер даже мечтать не мог. Предполагалось, например, что, преследуя охотника Нику (его играет актер Городского театра Рейн Симмуль), Малыш не решится броситься в быструю реку, но он бросился, и эпизод стал более динамичным. Предполагалось, что, настигнув утомленного охотника, который, обессилев, прилег на землю, Белолобка будет издали с ним заигрывать. Но что сделал Малыш? Он подошел к Нике, обнюхал его ноги, промежность, лизнул лоб. Это была настоящая любовная сцена! Любовь и должна быть, но кто мог подумать, что Малыш так гениально ее покажет? Режиссер был в восторге. А вот Рейн Симмуль потом признался, что, когда он наблюдал, как медведь приникал к нему мордой, особого восторга не испытывал...

Две бутылки пива

...Малыш перекусил – и снова за работу. Арво попросил Валентину и Виктора помочь снять эпизод, который не успели снять вчера. А именно: медведь встает на задние лапы, разворачивается и убегает – уже на четырех, конечно. Как бы испугался...

Снова грим (лбу вернули естественный окрас – в данном случае Малыш играет не Белолобку, а другого медведя). Это задание для него не составило большого труда. После чего остались совсем уже пустяки. Переехать на другую площадку, на берег озера Пиккъярв, и доснять пару несложных эпизодов.

Легко сказать – переехать. Малыш категорически не желал забираться в клетку, помещенную в кузов машины. Не желал – и все тут! Уговоры, вкусные приманки – все тщетно. Потратив на это два часа, решили идти пешком – благо не так далеко. Прямо по лесной дороге. День субботний, сентябрь, полно грибников, немудрено, что вскоре навстречу выкатила машина. Арво отчаянно замахал руками, требуя остановиться и выключить мотор. Через окна в машине хорошо были видны круглые глаза водителя и пассажиров...

На озере Малыш вволю накупался и без долгих уговоров позволил доснять еще несколько десятков метров пленки со своим участием. А вот сажать себя в клетку он опять позволять не собирался. Может быть, звериным своим чутьем понял, что это уже надолго. Что озеро, речка, болото, лес – вся эта вольная жизнь остается в прошлом... Не помогали ни уговоры, ни вкусные приманки –шпроты, яйца, печенье, квас, кофе, сгущенное молоко.  Свобода слаще сгущенки...

Но в Москву ведь пешком не пойдешь! В конце концов, нашлось лакомство, на которое поддался Малыш. Пиво! Две бутылки эстонского сакуского покорили-таки медведя из России. То, что Малыш любит пиво, конечно, не секрет, но день на день не приходится. К счастью, тот субботний день оказался для него «пивным».

За эти 17 дней Малыш стал полноправным членом съемочной группы, и надо ли говорить, с какими чувствами киношники прощались со своим любимцем. Ненадолго, впрочем. Скоро Малыш опять приедет в Эстонию. Когда выпадет первый снег.

А там и до премьеры недалеко...

«День за Днем», 22.09.2000