Просмотров: 291

Красавчик Рамзан и его обожатели

Ramzan

Знакомство с Чеченской Республикой я начал ранним утром с Серноводского, добравшись сюда из Магаса на маршрутке. День оказался весьма насыщенным. Зато и написать было что.  Напротив рабочего стола председателя молодежного совета при главе администрации Сунженского района Чечни Малики Ибрагимовой – огромный, почти во всю стену, фотопортрет президента республики Рамзана Кадырова. Настенный календарь на 2014 год – тоже с портретом Кадырова.

 Рядом – фотография, на которой президент стоит среди большой группы людей. И надпись крупными буквами: «Спасибо, Рамзан, за Сунженский район!»

– Люди благодарны главе республики за то, что он сделал для района, который был разрушен во время двух Чеченских войн, а теперь восстановлен и продолжает хорошеть, – поясняет Малика.

Действительно, Серноводское радует глаз: улицы застроены новенькими добротными домами из красного кирпича, везде чистота и порядок.

Малика Ибрагимова перелистывает фотоальбом – летопись деятельности молодежи района, в том числе общественно-патриотического движения «Ахмат», названного в память о первом президенте Чеченской республики Ахмате Кадырове, который погиб в результате теракта 9 мая 2004 года.

Движение «Ахмат» охватывает в основном учащуюся молодежь, начиная с учеников 8-го класса. У организации есть своя атрибутика, летняя и зимняя форма.

Уход за могилами и памятниками героям Великой Отечественной войны, субботники, помощь пожилым людям, культурно-массовые мероприятия, спорт, походы, работа с проблемными подростками и т.д.– деятельность движения разнообразна.

Рассказывая о молодежной работе, Малика не забывает хвалить президента Кадырова, тем более, что он присутствует и на многих фотографиях в альбоме.

Вот он, к примеру, в рабочей одежде и с лопатой в руках в каком-то дворе.

– У нас в селе живет 105-летний старожил Саламу Гадаев, – поясняет Малика. – Рамзан Ахматович не только распорядился построить новый дом для него, но и лично его строил. Теперь, когда он приезжает по делам в Сунженский район, всегда в первую очередь нашего старейшину навещает. Пьют чай, говорят о жизни.

В отличие от Эстонии, на Кавказе старейшина – не должность чиновника, а олицетворение мудрости, которая приходит с возрастом.

– Совет старейшин привлекается для разбирательства сложных ситуаций в семьях, конфликтов и решения прочих вопросов местной жизни, –рассказывает Малика. – Это очень действенно, потому что уважение к старикам для нас – закон.

В 1990-е годы во время войн много местных жителей разъехалось по разным краям, а теперь, уверяет Малика Ибрагимова, из района никто не уезжает. Наоборот – только приезжают. Отовсюду. Из Англии семья вернулась, из Красноярска люди переехали.

Возвращаются и русские. Те самые, которых чеченцы не щадили?

– Была страшная война, и страдали все, – скупо говорит на это Малика, потерявшая двух дядей и брата.

– Этот молодой человек по имени Оян Казак, живший в Казахстане, однажды написал нашему президенту, что хочет познакомиться с нашим регионом, мол, много слышал о республике всякого, но лучше один раз увидеть, – продолжает Малика, указывая на фотографию молодого человека. – Кадыров ответил: «Приезжай». И поселил гостя у себя дома. Оян пожил какое-то время и собрался съезжать – неудобно же злоупотреблять гостеприимством. Намеревался только жилье сменить, но не уезжать из вообще – об этом и думать не хочет. Рамзан Ахматович даже обиделся – тебе здесь неуютно? В общем, так и живет пока Оян в доме президента.

Списался он с Кадыровым через социальную сеть Instagram.

<…>

Малика не знает другого главу субъекта в России, который лично общается с людьми в социальной сети, которому можно в три часа ночи прислать СМС на контактный номер, и он приедет, если почувствует, что человек нуждается в поддержке...

– Недавно ученик второго класса написал Рамзану Ахматовичу, что хотел бы иметь компьютер. И получил его, – рассказывает Малика. – Другой мальчик написал, что хочет велосипед. И эту просьба была выполнена.

А если тысяча детей попросит компьютер или велосипед?

– Значит, тысяча и получат, – уверена Ибрагимова. – Но просьбы, конечно, должны быть обоснованные.

Председатель молодежного совета и сама общается с президентом через Instagram.

– Когда около родового села Кадырова Центарой открыли природный заповедник, мне захотелось свозить туда перед Новым годом детей-сирот, –рассказывает Ибрагимова. – Изложила просьбу, вскоре получила ответ. Мне даже транспорт не надо было искать. Нам прислали автобус, еще и с теплыми вещами для детей на всякий случай. Рамзан Ахматович сам показывал гостям заповедник, привел и своих детей, играл со всеми, валялся в снегу. Вот такой у нас президент.

В сквере напротив здания районной администрации установлен бюст Ахмата Кадырова, а в коридоре рядом с кабинетом главы района Мусы Ханарикова - большой стенд под названием «Гордимся тобой, помним и любим», на котором помещены фотографии, отражающие добрые деяния первого президента Чечни, также продолжателя его дела Рамзана Кадырова.

А ведь когда-то и тот, и другой до того, как перешли на сторону федеральных властей, выступали против России на стороне чеченских сепаратистов, как написано в биографиях обоих.

– Никогда они не были против России, – заявляет Муса Ханариков, несмотря на субботу, присутствующий на рабочем месте. – Они были против убийц, насильников, захватчиков. Если к вам домой придут грабители, вы что, вместе с ними будете грабить себя же? Нет же, наверное, будете защищаться, вот и они защищались. А сепаратистом был Дудаев со своими людьми, потом Масхадов... Кстати, Дудаев ведь, кажется, у вас в Эстонии служил, будучи генералом? Вот вы и воспитали его на нашу голову... Чеченская республика – это неотъемлемая часть России. Так было, есть и будет.

А вот эстонский Союз чеченской молодежи придерживается иной позиции, судя по обращениям, которые публикуются за подписью председателя союза Магомеда Муртузалиева на портале национальных меньшинств. В этих документах утверждается, что Чеченская республика оккупирована Россией, главный оккупант – Путин, а Кадыров – его первый помощник, руки которого «по локоть в крови».

– Жалко мне тех, кто это пишет, – пожимает плечами Муса Ханариков. – Пусть приезжают, посмотрят, как мы здесь, «оккупированные», живем.

<…>

В Грозный мы едем с замом главы района по социальным вопросам Романом Акуевым, и всю дорогу он только и хвалит Кадырова.

– Где-то десять лет один дом строят, а тут вся республика отстроена и восстановлена за считанные годы после таких страшных разрушений. Это же поразительно! – восторгается молодой человек.

Я присоединяюсь к его восторгам, только замечаю, что если Москва денег не жалеет, лишь бы тут все было спокойно, то чего ж не построить-то. Кстати, ингуши сетуют, добавил я, что как во времена единой Чечено-Ингушской автономной республики московские деньги по большей части уходили на чеченскую сторону, так и сейчас Москва финансирует Грозный куда щедрее.

– Детский сад, штаны на лямках! – возмущается Роман. – Просто надо уметь рационально использовать каждый рубль, а Кадыров это умеет. Красавчик!

И тут же приводит пример.

– Мы едем уже час, а видели на дороге хоть одну выбоину? – спрашивает Роман. – Причина тому простая, одно короткое слово.

– Кадыров? – догадываюсь я.

– Точно!

Говорят, красавчик этот баснословно богат. Так ли это?

– Рамзан Ахматович богат народной любовью, – отвечает Роман. – Понимаете, Кадыров очень неравнодушный человек, ему до всего есть дело, и мелочей не существует. Те же дороги. Если видит, что требуется ремонт, вызывает соответствующую службу, ставит задачу и требует исполнения. Или долгострой где-то заметит – то же самое. А скольким простым людям он помог – кого-то отправил на операцию, которую у нас не делают, и оплатил ее, кому-то с жильем помог...

Миновали знак «Грозный», но, вопреки ожиданиям, знаменитых грозненских небоскребов впереди не видать. Долго тянется то ли лес, то ли парк, прежде чем появились хоть какие-то строения.

– Грозный – один из самых зеленых городов мира! – говорит Роман, словно угадав мои мысли.

Ну вот, наконец, и башни Грозного-Сити. С одной стороны квартала небоскребов – христианская церковь, с другой – самая большая в России мечеть «Сердце Чечни» имени Ахмата Кадырова – один из победителей конкурса «Россия 10» на определение архитектурного символа России.

Главная магистраль в этой части города – проспект Ахмата Кадырова, переходящий в проспект Путина.

– Мы видим большие заслуги президента России перед нашей республикой, поэтому назвали его именем проспект, – объясняет Роман. – Да, при жизни. Ну и что? К чему эти условности, мы же свободные люди.

В Грозном меня ожидает сюрприз в виде съемочной группы местного телевидения. Видимо, Малика Ибрагимова позаботилась. Мне это совершенно ни к чему, но делать нечего.

– Не каждый день к нам приезжают люди из Эстонии, – говорит молодая корреспондентка.

Съемки продолжаются довольно долго. Вот важный зарубежный гость направляется к музею Ахмата Кадырова (очень помпезный), вот он осматривает экспонаты, что-то записывает в блокнот (по просьбе оператора), фотографирует...

Давая интервью, я честно говорю, что вообще-то цель моего вояжа на Северный Кавказ – Ингушетия, а в Чечню заехал заодно. Корреспондентка дает понять, что про Ингушетию ей совсем не интересно – мол, вы расскажите, как вам понравилось в Чеченской республике. Ведь понравилось, да? Намек я понял и со второй попытки, судя по одобрительным кивкам корреспондентки, говорю то, что требуется. Впрочем, вполне искренне говорю, будучи под впечатлением от того, что довелось увидеть и услышать. В конце, не удержавшись, добавляю, что наш эстонский президент даже мечтать не может о такой всенародной любви. (В самом деле, почему бы не сравнить двух президентов, ведь по населению Эстония и Чеченская республика вполне сопоставимы: там и здесь проживает примерно по 1,3 млн человек). Этот тезис корреспондентке тоже понравился.

– Да, у нас культ личности Разана Ахматовича Кадырова, – говорит Роман Акуев. – Но мы же не молимся на него, как на божество. Просто видим, что он делает для простых людей, и благодарим его за это.

А вот в соседних республиках доводилось слышать отзывы о Рамзане Кадырове не слишком восторженные – не знаю, правда, насколько они типичные. «Да, Кадыров может забраться на небоскреб и разбрасывать деньги, показывая свою щедрость. Но если кто-то будет ему неугоден, назавтра этот человек может просто исчезнуть», – говорили в Ингушетии. А в Дагестане (правда, позже) слышал такое мнение: «У чеченцев все держится на страхе. Сам Сталин отдыхает».

– Чушь собачья, – отмахивается Роман Акуев.– Просто завидуют, что у них нет такого президента.

«День за Днем», 22.03.2014