Просмотров: 545

Команда молодости нашей

50 лет назад дюжина эстонцев, ведомая русским тренером, восхитила весь спортивный мир. Юбилей феноменальной победы таллиннского «Калева» в чемпионате СССР по волейболу будет в августе. А 10 мая исполняется 97 лет со дня рождения легендарного тренера той команды Ивана Драчева, человека сколь счастливой, столь и драматической судьбы.

 Его бывшие воспитанники до сих пор с нежностью вспоминают Ваню, как они называют любимого наставника. А значит, нельзя забывать и о подвиге жителей поселка Локса, совершенном 8 августа 1941 года.

Причудлива наша память: мелкие подробности некоторых давно минувших дней помнятся так отчетливо, будто дело было только что. Вот и в данном случае.

В конце августа 1968 года я, школьник, смотрел по телевизору волейбол из Москвы. Играли наш «Калев» и ЦСКА. Если побеждает «Калев», он становится чемпионом страны. Игра шла с явным преимуществом эстонцев. Рядом с площадкой за действиями своих подопечных наблюдал удивительно невозмутимый тренер – как будто шла обычная тренировочная игра. Правда, на лавку почти не присаживался, все время на ногах. Иногда брал минутный перерыв, что-то объяснял игрокам. А чего объяснять-то? И так все ясно с этим ЦСКА...

Запомнилась и финальная точка. Армейский волейболист не справился с приемом подачи кого-то из калевцев, и мяч улетел к зрителям. Все, победа! И в матче, и – досрочно – в чемпионате.

Вскоре пришел с работы отец. Я сообщил ему ожидаемую, но все равно сенсационную новость. «Счет 3:2, наверное?» – спросил он. «3:0!» – «Ничего себе!»

Отец знал толк в волейболе. Как и многие в нашем поселке, который был помешан на этой игре. Мужчины, женщины и мы, школьники, часами, до темноты пропадали у двух наших площадок.

А наиболее фанатичные мужики и зимой, в мороз резались, пока при школе не построили спортзал. Летними же белыми вечерами после волейбольных баталий все шли к морю купаться.

Многие слышали о той драме, которая произошла у нашего побережья в августе 1941-го. Но никто не знал, что непосредственное отношение к тем событиям имел Иван Драчев.

ДЕРЗКИЙ НОВИЧОК

Фурор, произведенный эстонцами в сезоне 1968 года, казался тем невероятнее, что «Калев» ведь был новичком в высшей лиге. Дебютанты, не тушуясь, сразу уверенно вошли в группу лидеров, а в концовке вовсе стали выносить всех подряд, выдав серию из четырнадцати побед. При этом, в отличие от других команд, не отличаясь мощью и ростом игроков, не было в «Калеве» и особо выдающихся индивидуальных звезд. Зато на волейбольном небосклоне взошла изумительной красоты команда-звезда.

Впрочем, была в ней незаурядная личность – капитан Пеэт Райг. Он был центральным звеном в той новой концепции волейбола, которую предъявила эстонская команда. Мало чем уступал ему и Калле Кукк, тоже связующий игрок и тоже умница. Ну, и другие парни из основной шестерки: Хенн Каритс, Пеэтер Сепп, Тарви и Тайву Ульясы. Выступал за «Калев» и сын тренера Дмитрий, правда, не на первых ролях.

В исполнении эстонцев все увидели волейбол искрометный, быстрый, удалой, а главное – интеллектуальный. Это был волейбол Ивана Драчева, который он вложил в руки, умы и сердца своих подопечных. Только так можно было побеждать высокорослых, подавляющих мощью соперников. Не зря Драчева стали называть «академиком волейбола».

Прибывших из Москвы чемпионов сотни ликующих таллиннцев приветствовали плакатами «Elagu Kalevi-pojad!» Потом героев принимал лично первый секретарь ЦК Компартии Эстонии Йоханнес Кэбин.

Возможно, на пике триумфа кто-то размечтался: отныне началась гегемония нашего «Калева»! Конечно, это было нереально. Как сказал Тарви Ульяс: «Такие победы бывают раз в сто лет».

Другие же тоже не стояли на месте. Да и манера игры эстонцев на другой год уже не была сюрпризом. Некоторые новые правила опять же давали преимущества рослым и мощным. А где их взять?

В общем, команда-звезда потихоньку стала опускаться.

Драчев очень переживал. А начальство, требуя «продолжения банкета», возможно, усугубляло его переживания. Вот и заклевали Ваню, как сказал волейболист «Калева-68» Матти Яанус.

И Драчев уехал на Украину, в ворошиловградскую «Зарю»,

куда давно звали. И не зря: под его руководством команда стала второй в чемпионате СССР. Были и другие достижения.

В благодарность заслуженный тренер Эстонской ССР удостоился такого же звания и на Украине. А в 1980 году Иван Драчев стал еще и заслуженным тренером СССР – за подготовку спортсменов из Эстонии (Вильяр Лоор) и Украины для олимпийской сборной СССР. Наверное, немного было в Союзе таких – трижды заслуженных.

ЧЕЛОВЕК ОГРОМНОЙ ДУШИ

Потом он вернулся в Эстонию. «Калев» в это время уже опустился в нижестоящую лигу. Драчев вновь вернул команду в высшую, но только на год.

Умер Иван Афанасьевич 2 января 1989 года в поселке Винни Раквереского района, где работал с командой Vinni NST, которую дважды сделал чемпионом Эстонии. Утром вышел прогуляться, а домой уже не вернулся. Сердце...

Однако успел оставить единственное предсмертное пожелание: «Бросьте мне в могилу волейбольный мяч». Никого такое пожелание не удивило. Все знали, что волейбол был смыслом жизни этого человека. Елена Грознова, дочь Ивана Афанасьевича, рассказывала, что когда семья получила новую квартиру, отец, едва распаковав вещи, тут же принялся строить около дома волейбольную площадку. И как перекрашивал мячи из темной кожи в белый цвет, чтобы в темноте виднее были...

Жизнь продолжается, подрастают новые поколения, но за Иваном Драчевым навечно закреплен неофициальный титул – «лучший волейбольный тренер Эстонии всех времен».

Уже двадцать лет прошло, как нет в живых и Пеэта Райга, нескольких других его товарищей по команде. «Кажется, скоро будет проще посчитать, сколько нас осталось, чем тех, кого уже нет», – грустно заметил Калле Кукк, один из тех, на ком держится организация майских турниров памяти Ивана Драчева, и держалась команда «Калев-68».

Команда эта существовала на протяжении нескольких десятилетий, буквально до недавнего времени. Пожалуй, это уникальное явление. Причем прилично играла команда, имела серьезные достижения на крупных международных ветеранских соревнованиях. И везде так официально и называлась – «Калев-68».

И сейчас кое-кто из чемпионов СССР 1968 года выходит на площадку, но говорить о полноценной команде «Калев-68», как признал Кукк, уже нельзя: годы неумолимы.

Так бережно питомцы Драчева сохраняли свой коллектив опять же в память о любимом тренере. И дело не только в том, что без него, как они прямо говорят, не познали бы счастья больших побед. «Ваня был человеком огромной души. Он всего себя нам отдавал, понимаете – всего себя без остатка, он был для нас больше, чем просто тренер», – объяснил Калле Кукк.

Кстати, о больших победах. Я рассказал ему, как в детстве смотрел по телевизору «золотой» матч «Калева» с ЦСКА. И спросил – не помнит ли он случайно, кто тогда последнюю подачу так удачно выполнил? «Это я подал», – улыбнулся Калле.

ГОСПИТАЛЬ В СПОРТЗАЛЕ

На одном из давних турниров памяти Ивана Драчева я заметил, что наш замечательный актер и режиссер Микк Микивер общался с волейболистами «Калева-68», как со старыми друзьями.

«А мы и есть старые друзья, – сказал он. – И с ребятами, и с Ваней были...» – «А как вы познакомились?» – «О, это длинная история».

Рассказал Микивер ее позже, когда мы специально для этого встретились у него в Эстонском театре драмы.

Иван Драчев родился у Черного моря, в Туапсе (точнее, в телеге по пути в роддом). Когда достиг призывного возраста, попал на Балтику, в Эстонию, матросом на эсминец «Карл Маркс». Здесь же застала его война.

«Карл Маркс» стоял в бухте у поселка Локса, готовый к походу в Кронштадт. Но уйти не успел – 8 августа был разбомблен немецкой авиацией. Развалился и затонул. Оставшиеся в живых моряки вплавь направились к берегу. Весть об этом мгновенно разлетелась по поселку.

Первыми на берегу были, конечно, мальчишки. И маленький Микк тоже. Пока взрослые не прогнали, он многое успел увидеть. И – запомнил на всю жизнь.

«Я смотрел на море и не мог понять, как оно может гореть, – вспоминал Микивер. – Но оно горело. Потом мне объяснили – это горело разлитое топливо, баки-то полны были. Люди плыли сквозь огонь. На берег выбирались обожженные, раненые, страшные...»

Помощь морякам организовал Арнольд Микивер, отец Микка, директор школы, один из самых уважаемых людей в поселке. В первую очередь он призвал на помощь родственников, а также фельдшера, аптекаря. Откликнулись учителя, другие жители Локса. Моряков, их было человек пятьдесят, разместили в школьном спортзале. Бинтов не хватало, и люди несли полотенца, простыни. Приносили и продукты. А в воздухе кружили немецкие самолеты, и в любой момент могли войти войска...

Мальчишки эстафетой, от хутора к хутору, добрались до русских военных, сообщили о том, что произошло. Вскоре за моряками прибыли две машины. Весь поселок провожал их. Через час и 35 минут после того, как они отбыли, в Локса въехали немецкие мотоциклисты...

Все это Микк Микивер рассказывал, отвечая на заданный ранее вопрос, как он познакомился с Иваном Драчевым и его командой. Рассказывал долго, с мельчайшими подробностями, ведь он сам весь тот день провел в спортзале, а еще больше знал об этой истории со слов отца. Много говорил о самом отце, которым всю жизнь гордился.

Беспощадное время забрало у нас и Микка Микивера, и я благодарю судьбу, что успел выслушать этот взволнованный рассказ.

ВАНЯ БУДЕТ РЯДОМ

Так как же все-таки познакомился он с Драчевым и его командой?

Однажды в Локса состоялась встреча спасенных членов экипажа «Карла Маркса» и их спасителей. К Арнольду Микиверу подошел молодой человек: «Спасибо вам, это вы меня спасли, лично вы. Я узнал вас».

Как оказалось, директор школы спас в лице этого русского матроса будущую легенду эстонского спорта, человека, который создаст блистательный «Калев-68». Арнольд Микивер дождался звездного часа этой команды за два месяца до ухода из жизни.

Жители Локса сделали для моряков все, что смогли. А что было дальше? Из Эстонии Драчев не выбрался, попал в плен.

После освобождения остался в республике. Работал на «Балтийской мануфактуре» и играл в волейбол. Два раза стал чемпионом Эстонии в составе «Калева». И одновременно тренировал женскую команду этого спортивного общества. С ней связан первый его большой успех как тренера в 1952 году: второе место во всесоюзном первенстве профсоюзов в Харькове.

Довелось ему какое-то время опекать и команду Таллиннской консерватории, и именно тогда, когда в ней играл Микк Микивер, студент театрального факультета.

Но никто же не знал драматических подробностей биографии тренера. А когда Микк узнал о них от отца, то подумал, что первый раз, возможно, он увидел Драчева намного раньше – в тот момент, когда тот, обожженный и страшный, выходил из горящего моря...

«После той встречи в Локса мы и подружились с Ваней и с его ребятами, – рассказал Микивер. – Они всей командой ходили на мои спектакли, я встречался с ребятами. Мы много дискутировали с Ваней и сошлись во мнении, что в его деле и в моем не только голая техника важна, но и сердце необходимо, выяснили, что ненавидим мы одно и то же: когда играют с холодным носом...»

А сердце у Вани было большое, помолчав, добавил Микк. Добрый, сердечный человек. Только совсем не умел стоять за себя, а иногда это требовалось. За команду, за ребят своих – да, мог, они ведь все были для него, как сыновья.

Ребята эти уже немолодые люди, но не забывают своего наставника. Вот опять май на дворе. Значит, надо навестить его на кладбище Лийва. Потом провести, как обычно, турнир памяти выдающегося тренера.

Ваня, конечно, будет рядом – с портрета на стене наблюдать за событиями на волейбольной площадке.

"МК-Эстония", 09.05.2018