Просмотров: 143

Страсть доктора Штерна

Собиранием анималистической живописи и скульптуры эта семья  занимается с 1960-х годов: дело отца Кароли Штерна, бывшего директора Таллиннского зоопарка, продолжает его сын - врач Александр Штерн. По оценке специалистов, это крупнейшая в Европе частная коллекция анималистики.

Семья Штернов, которой принадлежала эта редкая коллекция, в 1935 году эмигрировала в Эстонию из Венгрии. Кароли Штерну было тогда 14 лет.

Об этом уроженце Будапешта, в жилах которого текла венгерская, еврейская, немецкая и эстонская кровь, может многое рассказать директор Таллиннского зоопарка Мати Каал. У него в кабинете висит портрет Кароли Штерна, возглавлявшего зоопарк с 1961-го по 1975 год, когда он умер в расцвете лет.

Директором стал Мати Каал, до этого семь лет работавший в зоопарке под руководством Кароли Штерна, которого он считает своим учителем. И не только в области фауны. По его словам, Кароли Штерн был очень одаренным человеком с разносторонними интересами.

Звери во дворе

Одним из его интересов было собирательство живописи художников-анималистов, которым он начал заниматься в начале 1960-х годов. Теперь дело Кароли Штерна продолжает его сын Александр. Правда, только по части коллекционирования анималистики – посвящать свою жизнь работе с животными, признался он, желания у него не было. Александр Штерн решил стать врачом-кардиологом.

«Отец рано умер от инфаркта, брат мой тяжело болел, поэтому много пришлось общаться с медиками, в какой-то мере, возможно, и поэтому выбрал эту специальность», – сказал Александр Штерн, работающий врачом-кардиологом в одной из частных клиник.

В доме Штерна-младшего на стене висит портрет отца, который был написан за год до его смерти. Рядом – портрет матери. Дом этот совсем не напоминает, что здесь живет врач – по сути, это художественный музей, причем экспозиция начинается уже во дворе: повсюду множество в основном бронзовых скульптур животных: волк, тигр, олень, дикобраз… Все это работы известного московского скульптора-анималиста Виталия Новикова, близкого друга Александра Штерна.

«Виталий не раз участвовал в выставках-конкурсах в нашем зоопарке, там мы с ним и познакомились», – рассказал Александр.

«Вот этого волка собирались поместить в Московском зоопарке, - указал Штерн на бронзовую фигуру лежащего зверя. – Что-то там не получилось, и Виталий предложил его мне. Но сейчас директор зоопарка все-таки захотел такую скульптуру, и точно такой волк там все-таки появится».

Кстати, лучшего специалиста по отливке скульптур из бронзы Виталий Новиков, по словам Штерна, нашел в маленьком эстонском городе Сауэ – это Дмитрий Соколов, работающий в здешней мастерской.

У двери в дом Штерна дежурит каменный манул. «Если символ нашего зоопарка – рысь, то Московского – манул, тоже, кстати, из семейства кошачьих», – заметил Александр.

Гордость коллекционера

В доме – продолжение экспозиции. Во всех помещениях на двух этажах на стенах нет пустых мест – все увешано картинами. Повсюду стоят крупные и небольшие скульптуры: на полу, на столах, в шкафах за стеклом…

Через открытую дверь в какое-то подсобное помещение видно, что и там хранятся полотна – как и в любом музее, в этом, домашнем, тоже есть свои запасники. «Да, все выставить невозможно, – подтвердил коллекционер. – А некоторые старые работы и нежелательно вывешивать надолго, так как они боятся света».

Сколько же всего в этой частной коллекции экспонатов? Понятно, что счет идет на сотни. Этот вопрос Александра Штерна занимает меньше всего: вовсе не количественными показателями весома художественная коллекция, а ценностью живописи и скульптуры. 

Например, все четыре имеющиеся у коллекционера скульптуры французского скульптора Антуана Луи Бари первой половины ХIX века, являются предметом особой гордости коллекционера. «Антуан-Луи Бари считается основоположником современной анималистики, он поднял ее на высочайший уровень. Роден, желая придать себе как скульптору вес, говорил, что он учился у Бари. Иметь в частной коллекции четыре работы – это много», – сказал Александр.

Антуан-Луи Бари – скульптор, а в области анималистической живописи примерно в это же время заявила о себе французская художница Роза Бонёр, и ее работы тоже имеются в коллекции Александра Штерна. Как и лучшие образцы русской анималистики, возникшей ненамного позже французской и немецкой. По мнению Александра Штерна, чтобы собирать подобные собрания, надо глубоко знать искусство. «Я хорошо знаю историю  анималистики, и работы практически всех самых известных художников этого направления у меня есть», – сказал Александр.

А есть ли у него любимое животное? Не считая, конечно, домашней любимицы – западносибирской лайки Уку, которую ему подарил многолетний директор Московского зоопарка Владимир Спицин. «Волк, пожалуй», – сказал Александр, взглянув на бронзовую фигуру этого зверя в одном из помещений дома, которая была создана также Виталием Новиковым. Коллекционер посоветовал обратить особое внимание на крупные фарфоровые скульптуры Новикова: создавать большие фигуры из этого материала – особо сложное искусство.

Врач и искусствовед

Александр Штерн признался, что сам он ни рисовать, ни ваять не умеет. «Пробовал в детстве и убедился, что это не мое», – пояснил он. А вот искусствоведение – это, пожалуй, вторая полноценная профессия врача-кардиолога. Сам доктор этого не отрицает – действительно, знаниями в этой области он обладает глубокими. «Чтобы определить авторство какой-либо незнакомой работы, мне уже даже не надо заглядывать в сигнатуру», – сказал Штерн.

Поскольку он знает и понимает это искусство, то и подбирает в свою коллекцию не все подряд, а наиболее ценное. Каким образом? В магазинах, на аукционах... За год собрание пополняется в среднем двадцатью работами.

Интересно, какие суммы приходилось отдавать, чтобы заполучить в свою коллекцию желанные произведения искусства? «Это опять-таки не имеет значения», – заметил Александр.

Анималистика в коллекции семьи Александра Штерна превалирует, но представлено в ней не только это направление. «Собираем и классику эстонской живописи, хотя не так целенаправленно, как анималистику», – отметил Штерн. Между тем, в этой части его коллекции есть работы, имеющиеся в единственном экземпляре, например, эстонского классика Эдуарда Вийральта. Есть произведения эстонского скульптора Яана Коорта.

Александр Штерн может часами показывать свою коллекцию и рассказывать о ней. И одновременно восхищаться картинами, особенно с изображением животных. «Посмотрите, как хорош этот медведь», – указал он на картину русского классика-анималиста Василия Ватагина.

Однако наше время истекло – доктору Штерну пора идти на работу в клинику.

Postimees на русском языке, 08.08.2013