Просмотров: 30

Самосуд

Он был свершен в подъезде жилого дома. Человек достал пистолет и выстрелил в своего недруга. Тот упал, а стрелявший направился к троллейбусной остановке. На судебном заседании убийца скажет: «О содеянном не сожалею...»

Так 55-летний Виталий Иванович Славгородский, добросовестный инженер морского производства, оказался в тюрьме. Надолго. Что же предшествовало той роковой встрече на лестничной площадке? Целая цепочка обстоятельств, начавшаяся за два с половиной года до выстрела в подъезде.

Денис, 14-летний сын Виталия Ивановича, сам собрал из бросовых деталей велосипед «Аист». И продал его соседскому мальчику Сергею за 2500 рублей...

Теперь, оглядываясь назад, понимаешь: стоило Денису или его матери поинтересоваться, действительно ли 11-летнему мальчику родители дали такие большие деньги, – и не было бы всех дальнейших событий. Не прогремел бы тот выстрел, унесший жизнь человека... Но это сейчас, а тогда... Ну, кто мог подумать?!

Для мамы Сережи появление велосипеда в доме оказалось полной неожиданностью. На ее вопросы сын придумывал неправдоподобные объяснения. И только когда обнаружилась пропажа денег, сознался... Заодно выяснилось, что это был не первый подобный грех мальчишки.

Его мать пошла к Денису – просить, чтобы вернул деньги, а велосипед забрал обратно. Тот сказал, что это невозможно – деньги, мол, уже потрачены. Она еще несколько раз приходила, чтобы поговорить с матерью Дениса, но никак не могла ее застать. Просила передать, чтобы она сама зашла к ней, но та не откликнулась. То ли не передали ей просьбу, то ли не сочла нужным встречаться.

И опять думаешь: ведь если бы состоялась встреча двух матерей (трудно поверить, что не было никакой возможности встретиться двум живущим по соседству людям), они наверняка пришли бы к какому-то соглашению. Тогда не было бы всех дальнейших событий. Но встречи не произошло...

Мать Сережи рассказала о случившемся вернувшемуся из командировки своему сожителю Ивану Королю, 30-летнему директору акционерного общества. И вот что было дальше.

Узнав, что Денис с друзьями загорает на крыше дома, Иван поднялся туда. И сразу приступил к решительным действиям. Потребовал у Дениса, чтобы тот отдал деньги, а иначе...

Он подвел парня к самому краю крыши и, придерживая его одной рукой за ремень, а другой обхватив шею, стал перегибать через барьер... Можно себе представить состояние подростка, по принуждению чужого дяди глядящего на землю с края крыши девятиэтажного дома...

Чего добился своей бессмысленно жестокой выходкой Иван Король? Конечно же, ничего. Лишь собственную гибель приблизил.

Виталий Славгородский давно уже развелся с женой, но с детьми отношения поддерживал, заботился о них. Любил и любит их. К тому же, по словам его бывшей жены, Виталий Иванович обладает обостренным чувством справедливости.

Потому и написал он заявление в полицию о происшествии на крыше. На основании заявления возбудили уголовное дело: действия Ивана Короля были квалифицированы как представлявшие опасность для жизни подростка. Возбудить-то дело возбудили, но дальше ничего не происходило.

Иван, наверное, и сам понял, что там, на крыше, немного перестарался, судя по тому, что от следствия он стал скрываться. Был объявлен в розыск... Но, очевидно, не только тем, что Король скрывался, объяснятся то, что в течение двух лет следствие не двигалось. Почему-то Славгородский, когда ему понадобилось, нашел обидчика своего сына без труда.

Но до этого он ходил по кабинетам, интересовался ходом следствия. Требовал, жаловался.  А следствие стояло на месте, от жалобщика отмахивались.

Он не жаждал упрятать в тюрьму того, кто так жестоко обошелся с его сыном. Достаточно было хотя бы символического наказания, и Виталий Иванович успокоился бы. Но никакого наказания не последовало, вообще ничего не последовало (не считая  постановления о прекращении уголовного дела в связи со смертью И. Короля). Лишь безразличие видел Славгородский к случившемуся с его сыном.

Тогда он решил сам действовать: купил и зарегистрировал, как полагается, пистолет «Астра».

Узнав, где живет Иван, явился к его дому, вошел в подъезд. На часах – шестой час вечера. На календаре – 26 июня 1994 года. В этот день прошло ровно два года со дня возбуждения уголовного дела в отношении Ивана Короля...

Виталий Иванович остался ждать на площадке между вторым и третьим этажом. И вот спускается с дипломатом в руке тот, кого он ждал. Увидев Славгородского, Иван остановился, замер. Через несколько секунд прогремел выстрел. Пуля попала в живот Королю. С криком выскочила какая-то женщина, но тот, кто стрелял, уже вышел из подъезда и направился к троллейбусной остановке. А Иван Король через три  дня в больнице умер...

Невольно вспоминается характеристика, данная Виталию Ивановичу его дочерью: «Нервный, вспыльчивый...» А не только с обостренным чувством справедливости... Хотя то же самое, наверное, можно было сказать и об Иване Короле, судя по его поведению на крыше. Так что причина случившегося, скорее всего, кроется в глубинах непредсказуемой человеческой психики. Впрочем, как и всегда.

Итак, самосуд? На судебном заседании Виталий Иванович пытался объяснить, что он не собирался убивать. Хотел только поговорить с Королем, надеялся услышать от него хотя бы извинения. (Но поговорить пришел, заметим в скобках, с заряженным пистолетом, только что приобретенным.) А тот был зол, агрессивен, продолжил подсудимый, хотел ударить дипломатом, вот и пришлось выхватить пистолет...

Однако слова о том, что не сожалеет о содеянном, так он, дескать, рассчитался за сына, тоже принадлежат Виталию Ивановичу. Значит, все-таки он вынесенный самим же приговор привел в исполнение? Заплатив за это своей сломанной жизнью...

Городской суд признал его виновным в умышленном убийстве и приговорил к восьми годам лишения свободы. На днях состоялось заседание апелляционного суда. Защитник подсудимого пытался доказать, что преступление совершено в состоянии сильного волнения, вызванного жестокостью И. Короля и бездействием следственных органов, и потому Славгородский заслуживает снисхождения. Добиться удалось только снижения срока наказания до шести лет.

Такова развязка. И ничего уже не вернешь. Один человек мертв, другой надолго попал в тюрьму. И горе родных и близких с обеих сторон.

Теперь, наверное, уже мало кто вспоминает, с чего все началось. С того что мальчик без спроса взял деньги...

«Молодежь Эстонии», 11.01.1995