Просмотров: 26

От ДОФа до ЦРК: богатая история одного очага культуры

 

22 февраля 1954 года состоялось открытие таллиннского Дома офицеров флота. 70-летняя история учреждения, ныне Центра русской культуры, богата и разнообразна. Были в ней и прекрасные моменты (верим, что и будут), были и сложные времена.

Дом офицеров флота был построен не на безжизненном прежде пустыре. На этом месте раньше располагались другие сооружения со своей историей.

Премия за изобретение

В предпоследнем десятилетии позапрошлого века здесь, на углу Мере пуйестее и улицы Инсенери был построен жилой дом для священника расположенной неподалеку православной церкви. Вскоре рядом появился еще один двухэтажный жилой дом.

Через некоторое время владельцем этой недвижимости стал Василий Симеонович Войнов – замечательный талантливый человек, судя по тому, что когда-то рассказывал мне о нем, своем дедушке по материнской линии, Олег Владимирович Сапожнин, в то время директор торгового центра WW-Пассаж.

Василий Симеонович в пять лет остался сиротой, но благодаря пытливому уму, трудолюбию и разносторонней одаренности, стал уважаемым в обществе человеком. Будучи директором Балтийских маячных мастерских, он изобрел особую лампу для маяков, сам их устанавливал, и за это получил крупную премию от Русского географического общества.

На эти деньги изобретатель и перестроил свое домовладение в кинотеатр, которому дал название «Гранд-Марина». Самый большой в Таллинне кинотеатр с двухъярусным зрительным залом на 1200 мест открыл свои двери для публики в декабре 1913 года. Это было едва ли не первое в прибалтийском крае здание с железобетонными перекрытиями – с целью защиты от пожаров. В подвальном помещении был ресторан-кабаре «Must kass» («Черная кошка»).

Лишь стены устояли

Олег Сапожнин уверял, что дедушка сам проектировал здание или, по крайней мере, участвовал в проектировании, и сам строил. Причем так старался, что упал со второго этажа, и с тех пор на всю жизнь остался хромым.

Отец Сапожнина, некогда популярный в Эстонии артист (джазовый музыкант, скрипач, танцовщик, жонглер) Владимир Сапожнин, зять Василия Симеоновича, по тогдашней традиции выступал вместе с другими артистами в «Гранд-Марине» между киносеансами. К слову, свою длинную артистическую карьеру, начатую еще в детстве, во времена Российской империи, Сапожнин-старший завершил в 1996 году на фестивале „Õlle Summer” на Певческом поле. «Наверняка выступал он и в ДОФе», – был уверен Олег Владимирович.

В 1939 году «Гранд-Марину» переименовали в «Арс». Еще через год  пришла новая власть, кинотеатр был национализирован, а владелец, Василий Воинов, вместе с женой 14 июня 1941 года был депортирован в Кировскую область, где и умер.

 В августе 1941 года советские военные перед уходом из Таллинна зачем-то свезли в «Арс» со всех кинотеатров города советские фильмы и подожгли. Но сгорели не только пленки: вместо шикарного зрительного зала осталось пепелище. Мартовская бомбардировка 1944 года довершила разгром  кинотеатра. Однако прочные стены устояли.

Народная стройка

После войны Дом офицеров флота в Таллинне располагался на Ратушной площади, в здании, где сейчас Дом учителя.

На одном из офицерских собраний было высказано предложение – построить новое здание, специально для Дома офицеров флота. Ведь в Таллинне тогда находился штаб Балтийского флота.

С этой идеей инициаторы обратились к председателю Таллиннского горисполкома Александру Гендриксону. Тот, наверное, даже обрадовался инициативе военных моряков. Им предложили построить ДОФ на месте развалин кинотеатра «Арс». Чуть раньше городские власти хотели построить на этом месте бассейн, сооружение уже было спроектировано, но не хватило денег на строительство. А военные моряки обещали сами собрать деньги! К тому же символично, что Дом офицеров флота предстояло строить на Морском бульваре. 

Сообщение о строительстве ДОФа в Таллинне, с призывом делать пожертвования, было опубликовано в газете Балтийского флота «Страж Балтики», и деньги стали поступать отовсюду, где дислоцировались части и базы Балтийского флота.

Проектирование взялась выполнить проектная организация «Военморпроект-28», автор проекта – архитектор Александр Кузнецов.

Стройкой руководил опытный военный строитель Петр Бушманов, а основные работы выполнялись силами двух батальонов строительного управления Балтийского флота. Расположенные поблизости корабли и воинские части также присылали личный состав в помощь строителям.

«Это была поистине народная стройка, все трудились с большим энтузиазмом», – рассказывал мне участник строительства Петр Михлин. По его словам, на стройплощадке часто лично присутствовал архитектор Кузнецов.

Любопытное совпадение: как будущий владелец «Гранд-Марины» Василий Войнов принимал участие в строительстве кинотеатра, так и будущий начальник ДОФа Павел Красноперов тоже строил здание в качестве рядового строителя. По словам Михлина, в самом начале стройки Красноперов пришел в бытовку, попросил выдать ему рабочую одежду и зачислить в какую-нибудь бригаду.

«ДОФ строили талантливые люди, – с явным удовольствием вспоминал Михлин. – Среди них, например, Семен Янкелевич, скульптор-любитель. Это он безвозмездно создал галерею бюстов флотоводцев, украсившую фойе на втором этаже. Лепнина – также его работа».

Хотя деньги сдавались дружно, в какой-то момент выяснилось, что их не хватает. Строители рассказали о проблеме командованию флота, командование обратилось к военно-морскому министру СССР Николаю Кузнецову (однофамилец архитектора). Денег строителям подбросили, но недостаточно.

В итоге таллиннский ДОФ оказался недостроенным: такое же трехэтажное крыло, примыкающее к парадной части фасада с одной стороны, должно было быть и с другой. 

Тем не менее, в центре Таллинна появилось примечательное здание – как внешне, так и внутри – в стиле т. н. сталинского ампира.

Тонна хрусталя

Открытие ДОФа состоялось 22 февраля 1954 года, перед собранием по случаю Дня Советской армии и Военно-морского флота.

Присутствовали лучшие строители, руководители города. Первый начальник ДОФа Павел Красноперов получил символический ключ.

Участникам мероприятия посчастливилось первым оценить великолепие внутренних интерьеров ДОФа. 

Что же он собой представлял?

Двухъярусный зрительный зал га 1200 мест (такой же, как был в «Гранд-Марине»), танцевальный, читальный лекционный и другие залы, бильярдная, кафе и т. д. Всего – 168 помещений.

Гостей наверняка впечатлили громадные копии картин на морскую тематику, бюсты флотоводцев, мраморные колонны в вестибюлях и залах, хрустальные люстры. Для изготовления самой большой из них, в зрительном зале, понадобилась тонна хрусталя.

Конечно, все обратили внимание на роспись потолка там же, выполненную двумя московскими художниками, – иллюстрация  празднования Дня Военно-морского флота. Прототипами изображенных на ней людей стали строители и первые работники ДОФа.

Конечно, был и праздничный концерт – первый из тысяч концертов и других зрелищных представлений, которые в последующие годы состоялись на этой сцене. И проходят на ней сегодня.

Главная сцена города

С первых же дней в ДОФе особенно часто шли спектакли драматического театра Балтийского флота. В течение многих лет, до появления Горхолла, зал ДОФа считался, наряду с концертным залом «Эстония», одним из главных в городе. Поэтому эта сцена знает многих знаменитостей, в том числе мировой величины, которые на ней выступали.

Первым всемирно знаменитым коллективом, выступившим в ДОФе уже 3 марта, стал Государственный русский народный хор им. Пятницкого. Следом приехал на гастроли эстрадный коллектив из Ленинграда.

Старожилы помнят концерты в ДОФе  звезд советской и зарубежной эстрады прошлых лет, спектакли лучших московских театров, поэтические вечера с участием известных поэтов. 

В ДОФе репетировали и выступали и собственные коллективы. Выезжали и на  гастроли в другие города республики и страны. Самый известный из них – популярнейший в свое время Народный театр ДОФа, имевший драматическую и музыкальную часть. В лучшие годы в этом театре занимались до 150 самодеятельных артистов.

Подобно полету в космос

Возможно, высочайшей вершиной в истории этого театра стала опера «Евгений Онегин» в классической версии, в трех актах, осуществленная под руководством художественного руководителя Народного театра Георгия Туголесова и представленная публике в 1961 году.

Премьера состоялась за несколько дней  до полета Гагарина. «Вот и для нас то, что мы сделали, было чем-то подобным полету в космос», – рассказывал мне Евгений Шиндер (тоже участвовавший в строительстве ДОФа со своим подразделением моряков-пограничников), исполнитель роли Онегина, в то время уже рабочий электротехнического завода им. Калинина (позднее – зав. клубом), большой любитель пения. Последний свой сольный концерт Евгений Шиндер давал в этом же доме, только уже в Центре русской культуры, 23 февраля 2014 года, по случаю своего 90-летия, а также, получается, 60-летия Дома, с которым была связана вся его творческая жизнь.

Роль Татьяны Лариной досталась учительнице английского языка 6-й средней школы Изольде Денисовой.

Партию Ольги доверили бухгалтеру Лидии Кругловой. Ленского –инженеру-электрику Аркадию Сапиро. И так далее. Врач, слесарь, домохозяйка... Вот кем были в обычной жизни персонажи знаменитой оперы.  

«Мы репетировали почти каждый день до 11-12 ночи, утром все шли на работу, а потом опять на репетицию», – вспоминал Шиндер.

Большую помощь самодеятельным артистам оказал театр «Эстония» – консультациями, костюмами. Участниками оперы был и объединенный оркестр,  составленный из учащихся Таллиннского музыкального училища и музыкантов оркестра Таллиннской базы Балтфлота, хор клуба работников торговли...  

В общем – интеграционный проект, как сказали бы сегодня. Но тогда таких красивых слов не знали, просто делали то, что считали нормальным и естественным.

Всего в течение 1961 года в ДОФе состоялось пять представлений «Евгения Онегина», и каждый раз с аншлагом. Каждый раз – овации и цветы от благодарных зрителей.

В Народном театре ставили и полноценные оперетты  – «Сильва», «Запорожец за Дунаем», «Севастопольский вальс»... Многие драматические спектакли тоже становились заметными событиями, удостаивались наград на всесоюзных конкурсах самодеятельных театров.

Один из эпизодов в опере – бал у Лариных. Заслуживают упоминания и реальные балы в ДОФе, как когда-то называли проходившие там  танцевальные вечера. Тогда их охотно посещали и эстонские женщины:  морские офицеры слыли галантными кавалерами и хорошими танцорами. Бывало, на этих балах зарождались будущие семьи (одну такую эстонско-русскую семейную пару, Сайму и Владимира, автор этих строк хорошо знал лично).

Смутные 90-е

Сложные времена для теперь уже бывшего Дома офицеров флота наступили в начале 1990-х годов, когда учреждение свой прежний статус утратило, а нового не приобрело.

Какие-то планы, связанные с этим домом, имел последний начальник ДОФа Виталий Хаитов (впоследствии убитый). Видный деятель русской и славянской культуры Николай Соловей мечтал получить весь этот дом в распоряжение воссозданного им на правах правопреемственности огромного Союза русских просветительных и благотворительных организаций, объединяющего многие десятки коллективов. Были и другие предложения.  

А между тем шло время, здание ветшало, оно нуждалось в серьезном ремонте.

К тому же бизнеса в бывшем ДОФе стало больше, чем культуры. «Везде какие-то конторы и фирмы, в том числе занимающиеся скупкой-продажей металлов – популярный в те годы бизнес, – вспоминает тот период Нина Попова, многолетний руководитель базирующегося в этом доме театра «Юность», правопреемника того  самого Народного театра ДОФа. – Во дворе  громоздилась гора металла, доходившая до второго этажа. Наш дом облюбовали какие-то сомнительные личности, проводившие здесь свои сходки».

Однажды дошло даже до стрельбы. В бильярдной было совершено покушение на Бориса Малиновского, считавшегося в 1990-е годы криминальным авторитетом. Правда, какое-то странное, объект покушения не сильно пострадал, но речь не об этом. А о том, что этот очаг культуры помнит стрельбу в своих стенах не только из бутафорского пистолета, как в сцене дуэли в опере «Евгений Онегин»...

В Таллиннском горсобрании периодически обсуждалась тема бывшего ДОФа, но принципиальных решений не принималось.

И только в 2001 году, наконец, вопрос был решен окончательно. Учреждение получило статус муниципального учреждения – Центр русской культуры. А значит, и открылось финансирование на постоянной основе.

В том же доме

Первый директор ЦРК Александр Ильин, прежде в течение многих лет руководивший Русским театром, свою основную миссию видел в том, чтобы очистить учреждение от фирм и контор, не имеющих отношения к культуре. По его словам, это было очень непросто: далеко не все хотели покидать насиженные места. Но в итоге дом действительно стал полноценным центром культуры.

При следующем директоре, Юрии Полякове, в ЦРК был осуществлен грандиозный капитальный ремонт. Года на три деятельность учреждения была приостановлена, зато после ремонта работающим здесь людям и гостям предстал обновленный и похорошевший Центр русской культуры. 

Возглавляющий уже несколько лет ЦРК бывший актер и худрук Русского театра Эдуард Томан и его коллеги продолжают то, что было сделано предшественниками. И осуществляют новые идеи. Одна из последних на сегодня, – Театр детской оперы, созданный по инициативе пианиста и композитора Владимира Игнатова, почти тридцать лет назад вместе с коллегами-музыкантами организовавшего Русское филармоническое общество, которое продолжает свою деятельность в ЦРК и сегодня. Фестивали, выставки, лекции, занятия в студиях...

В рамках краткого исторического экскурса невозможно охватить все разнообразие культурно-просветительной деятельности Центра русской культуры, адресованной жителям и гостях Таллинна всех возрастов. Она  осуществляется в том самом доме, который открыл свои двери ровно 70 лет назад.

 

"МК-Эстония", 28.02.2024