Просмотров: 517

Реставраторы воскресили расстрелянную икону

Restavratory

Храм святителя Николая в Копли, в сентябре прошлого года отметивший свое столетие, украсила громадная, более двух метров высотой, икона святого великомученика Георгия Победоносца. Это итог работы Александра и Елены Юрьевых, одних из лучших в Эстонии реставраторов икон.В течение года супруги-реставраторы возвращали изувеченной иконе практически первозданный вид. По словам специалистов Департамента культурных ценностей, работа была проделана уникальная, в Эстонии раньше такой еще не делали.

НАСЛЕДСТВО НАРВСКОГО ХУДОЖНИКА

Образ Георгия Победоносца создал художник Константин Коровайков, уроженец знаменитого своим народным промыслом поселка Хóлуй Владимирской области. Большая часть жизни живописца была связана с Нарвой и Ивангородом. Сюда Коровайков приехал в 1916 году из Санкт-Петербурга, по окончании художественного училища.

Константин Михайлович известен прежде всего как театральный художник — двадцать лет он трудился для Нарвского русского театра, существовавшего с 1920 до 1941 года, а также преподавал в местной гимназии. Судя по воспоминаниям, которые оставил о Коровайкове актер-любитель Степан Рацевич, живший в Нарве в те же годы, Константин Михайлович был человеком добросовестным и трудолюбивым.

Рисовать декорации он мог только в паузе между репетициями русской и эстонской трупп в помещении эстонского театрального общества Võitleja, дававшего приют русскому театру, не имевшему своего зала. Поэтому художник работал больше ночью, а утром шел преподавать в гимназию. Тем не менее, Коровайков находил время и для религиозной живописи. В Нарвском соборе сохранилась его работа «Голгофа», известно, что писал он и для ивангородских церквей. Однако мало что из его творчества пережило войну.

ПАМЯТЬ О ПОДВИГЕ БЕЛОЙ АРМИИ

Икону Георгия Победоносца художник написал как поминальную — для Георгиевской часовни на Иверском братском кладбище воинов белой Северо-Западной армии, некогда находившемся в таллиннском районе Копли. Часовня эта была освящена в октябре 1936 года. На этом месте были преданы земле несколько сотен человек, которые служили в Северо-Западной армии и погибли или умерли от ран, тифа, голода. Рядом с памятным крестом была установлена доска с высеченными на ней такими словами: «Крепче, чем этот надгробный гранит/, Ставший героев уделом,/ Родина пусть навсегда сохранит/ Память о подвиге белом».

Красная Родина не была заинтересована в сохранении памяти о подвиге белых и в 1946 году кладбище ликвидировала для того, чтобы соорудить на этом месте электрическую подстанцию. Часовня, естественно, тоже была снесена, а перед этим вандалы надругались над Георгием Победоносцем — расстреляли икону, били прикладами, вонзили в нее штык…

ЦЕННАЯ НАХОДКА НА ЧЕРДАКЕ

Изувеченная икона была перенесена в расположенный неподалеку храм святителя Николая, освященный в том же 1936 году и возведенный вместо ранее сгоревшей в пожаре церкви по проекту того же архитектора Александра Владовского, который был и автором часовни. По словам настоятеля этого храма отца Евгения, акт вандализма по отношению к иконе зафиксирован в церковной летописи.

Спасены были также три доски с надписями перед разрушением кладбища и часовни. Одна, с тем самым стихотворным наказом Родине, сейчас находится в соборе Александра Невского, вторая — в Ныммеском храме. На ней на эстонском языке начертано обращение к братьям — северо-западникам. Существует версия, что эти две доски спас один эстонский милиционер и сохранил в здании милиции.

Третья латунная доска, на которой написаны имена около 120 человек, погребенных на Иверском кладбище, нашлась совсем недавно. Ее три года назад обнаружил на чердаке своей церкви отец Евгений. Сейчас эта доска укреплена на стене внутри церкви.

Икону Георгия Победоносца дважды пробовали реставрировать. «Уверен, что люди, которые пытались обновить ее, делали это с любовью, но как умели, исходя из возможностей того времени», — говорит отец Евгений о работе, в результате которой получилось изображение, весьма отдаленно напоминающее творение Коровайкова.

Тем не менее, эта икона особо почитается прихожанами храма cвятителя Николая. Вот уже несколько лет в день памяти Георгия Победоносца они совершают Крестный ход к месту бывшего Иверского кладбища, где проходит молебен в память о некогда погребенных здесь мучениках.

В январе 2013 года икона экспонировалась на выставке в Доме-музее Петра I, как и некоторые эскизы театральных работ Константина Коровайкова. А прямо из музея реликвия отправилась в мастерскую реставраторов Александра и Елены Юрьевых. Говорят, людей, берущихся за реставрацию живописи, в Эстонии хватает, но настоящих мастеров — единицы. Супруги Юрьевы — одни из них. Почти год они трудились над Георгием Победоносцем, прежде чем икона вновь заняла свое место в храме.

ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ СЛОЖНОСТИ

Александр Юрьев — из донских казаков. В Эстонию волей судьбы попал в далекой юности. Однако о происхождении своем не забывает: он является членом эстонского Землячества донских казаков. В 1991 году Александр со своими друзьями-казаками и другими людьми увековечил память северо-западников на месте их бывшего кладбища и часовни — там установлен мемориальный камень.

«И тогда главным моим делом была реставрация икон, но мог ли я подумать, что более двадцати лет спустя мне в руки попадет икона, находившаяся в той самой часовне, — говорит Александр Юрьев. — Представьте себе волнение, испытанное мною в тот момент».

В иконе насчитали 52 пулевые пробоины, а в изображение головы Георгия был нанесен удар тупым предметом — по-видимому, прикладом винтовки. В деревянном киоте был отчетливо виден след удара, очевидно, штыком.

Фотографии, приложенные к отчету о реставрации, иллюстрируют последовательность работы и то, как икона постепенно меняла облик.

Коровайков написал свое творение не на деревянной основе, а на цинковом листе, и этим, по словам реставраторов, была обусловлена особенная сложность работы. Требовалось придумывать и применять нестандартные приемы, материалы, технологии. Икону отрихтовали, с тыльной стороны приклеили металлические заплатки на месте пулевых отверстий. После этого начали удалять слои краски и лака, нанесенные на авторское изображение.

ПОНЯТЛИВЫЙ СТОРОЖ И ПРЕДАННЫЙ ДРУГ

Обрабатывали по 2–3 квадратных сантиметра в день, а размеры иконы — два метра десять сантиметров на метр шестьдесят. Когда был освобождено авторское изображение, реставраторы приступили к его восстановлению.

 «У меня были опасения — достаточно ли хорошо держится краска на цинке? — признается Юрьев. — Оказалось, прекрасно держится. В технологическом плане Коровайков выполнил работу на высочайшем уровне».

Места утрат реставраторы заполняли, нанося один слой краски за другим так, чтобы ни на миллиметр не залезть на авторское изображение. Слои тонкие, полупрозрачные, тщательно подобранного цвета, но пока чуточку светлее оригинала: со временем эти места потемнеют, и тогда абсолютно сольются с оригиналом.

Александр Юрьев, выпускник Таллиннского художественного института, последние двадцать пять лет работает в основном с иконами. И реставрирует, и сам пишет. Главным образом для старообрядческих церквей Причудья — ведь Александр сам из старообрядцев, хотя и не местных. Сейчас они с Еленой работают для церкви святителя Николая в Копли. Реставрация иконы Георгия Победоносца стала одним из этапов обновления храма. В декабре закончили восстановление нескольких небольших икон.

И это еще не все. Отец Евгений готов предложить Юрьевым новую работу — давно нуждающийся в реставрации запрестольный образ (в алтарной части храма) «Воскресение Христово». По площади еще больше, чем образ Георгия Победоносца. Автор неизвестен, дата написания — тоже. «Может, это выяснится в ходе реставрации, — надеется настоятель храма. — Вдруг эту картину тоже написал архитектор Владовский? Ведь именно этот разносторонне одаренный человек, как выяснилось, является автором ряда образов на нашем иконостасе».

Когда-то Юрьевы вместе начинали в реставрационной мастерской Эстонского художественного музея, находившейся в бывшей ванной комнате президента Пятса во дворце. Елена и сейчас работает в музее. Александр несколько лет назад оттуда ушел, теперь мастерской для 73-летнего художника-реставратора является квартира. «Вся жизнь в этом», — говорит он, указывая на рабочий стол с инструментами и на бесчисленные картины на стенах и на полу в комнатах, в коридоре — они тут повсюду.

И все-таки жизнь мастера состоит не только в рисовании и реставрации. Время от времени Александру необходимо несколько часов посвятить рыбалке — есть у него и такая страсть. Причем ездит с этой целью он только на Сааремаа.

Нашлось в жизни супругов Юрьевых место и мохнатому псу Тиме: однажды Александр привел его в дом с улицы — кем-то брошенного, несчастного, промокшего под дождем.

Тима членом семьи оказался понимающим. Он может и голос подать, давая понять, что надежную охрану мастерской он обеспечит, но если видит, что хозяева взяли в руки какие-то инструменты, склонились над картиной, их четвероногий друг понимает — мешать не надо, они делают что-то очень важное.

Postimees на русском языке, 02.01.2014

georgi koplihram